Танька Гроттер и Мефодий Буслаев

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Второй шанс

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Название: Второй Шанс.
Автор: СС.
Бета: Нет.
Рейтинг: G
Жанр: Общее.
Персонажи: Арей, Варвара, по мелочи.
Размер: Миди.
Статус: Закончен.
Саммари: Равновесие хочет помочь Арею определиться между мраком и дочерью. И выбирает для этого не совсем обычный способ...
Предупреждение: AU, скорее всего. Старалась передать характеры персонажей, но могла ошибиться - следовательно, возможный OOC.

Второй шанс

Глава 1.

Арей согнулся пополам от невыносимой боли. Он находился в своей комнатке, расположенной в подвале дома 13 по Большой Дмитровке, чему, к слову, был несказанно рад, ибо никто не видел его слабости.
- Нет! – простонал мечник, обращаясь неизвестно к кому – Нет, я не метаюсь! Вовсе нет!
- Врёшь самому себе! – спокойно констатировал чужой голос у него в голове.
Барона мрака накрыла новая волна боли. Теперь он не мог даже держаться на ногах и рухнул на колени рядом с единственным стулом, вжавшись головой в сидение. Должно быть, пытался укрыться от непрекращающейся муки.
- Итак, что мы имеем? – рассуждал голос в голове отчаянно сражающегося с болью стража мрака – Выбор между двумя «ч»: Мечч или Дочч? А, стоп, совсем забыл про собачку! Значит, так: Мечч или Дочч и Собачч?… Нет, слишком длинно! Лучше: Мечч или Дочсобачч? Хм, Дочсобачч – это всё равно, что собака девочка? Тогда можно сократить до Сучч. Итак: Мечч или Сучч?… Стоп, к чему мы пришли? Меч или сучок? Мда, дружок, теперь я понимаю твои метания! Сучком особо не подерёшься, значит, по любому меч выходит!…
- Заткнись! – прорычал Арей, уже почти мечтая о беспамятстве – Я не нуждаюсь во вмешательстве Равновесия!
- И-и-и, милый! Кто ж в нас нуждается-то! – протянул голос с неподражаемыми интонациями Аиды Плаховны Мамзелькиной – Мы сами приходим к тем, кто не знает, чего хочет!
- Я… знаю… чего… хочу! – выдохнул мечник. Слова получились отрывистыми, на целые фразы дыхания уже не хватало.
- Знаешь? – в голосе послышалась усмешка – А вот это нам и предстоит проверить…

Лигул поднял вверх правую руку, и в зале мгновенно наступила тишина.
- Приветствую, господа! – начал глава канцелярии – Рад видеть вас здесь, в Тартаре, на трёхсот пятидесяти восьми миллионном девятьсот шестидесяти двух тысячном четыреста семнадцатом (358962417) ежегодном совете высших бонз мрака. Особенно меня радует, что все, кого я видел в прошлом году, вернулись в своих телах и… хм… с целыми дархами.
Ответом горбуну служила ухмылка. Точнее, ухмыльнулся каждый страж, сидящий за длинным прямоугольным столом, но ухмылка вышла одна – ухмылка Мрака.
Лигул набрал в грудь побольше воздуха, собираясь снова толкнуть речь, но был прерван грохотом, произведённым столкновением дерева и стали. Это на середину столешницы откуда-то рухнул страшный двуручный меч с зазубринами на клинке, узнанный мгновенно и всеми.
Это был меч Арея.
- Дом мой Тартар! – растерялся глава канцелярии – Арей, конечно, страж с причудами, но срывать совет бонз мрака не в его правилах! Может быть, это какое-то послание?
Будто отвечая на вопрос горбуна, меч вдруг резко взвился в воздух, на секунду завис над столом и снова рухнул на новое, великолепно отполированное дерево. Потом ещё несколько раз повторил ту же комбинацию, похожий уже не на меч, а на чёрную птицу, запертую в клетке. И, наконец, оказавшись в воздухе раз шестой или седьмой, осыпался на столешницу серым пеплом.
В зале стояло гробовое молчание.
- Дэрвус, вызови-ка сюда Арея! – первым нашёлся Лигул.
Новый секретарь главы канцелярии коснулся пальцами висков, но уже через несколько секунд опустил руки.
- Я не могу исполнить ваш приказ, повелитель! – провозгласил Дэрвус – Арея нигде нет.
- Как это нет? – не понял горбун.
- Совсем нет. Нигде. Барона Арея, первого мечника мрака, больше не существует.

Арей открыл глаза.
Он лежал на улице, почти с головой укрытый шуршащей, сухой осенней листвой. Где-то невдалеке плескалась вода. Барон мрака приподнялся на локтях и огляделся: деревья, деревья, деревья… Лес или рощица.
Мечник не помнил, как выходил из резиденции, не знал, в какой точке мира находится и абсолютно не предполагал, чего ждать. Поэтому он призвал меч. Точнее, попытался призвать. Меч не появился и Арей в растерянности уставился на пустую детскую ладошку.
ДЕТСКУЮ ЛАДОШКУ???
Барон мрака быстро ощупал лицо – ни усов, ни бороды, ни уродливого шрама – вскочил на ноги – мир показался ему необычайно большим – и бросился бежать, ориентируясь на плеск воды. Через несколько минут мечник оказался на берегу небольшого озера и, не задумываясь, заглянул в синюю гладь.
Из отражения на Арея смотрел черноволосый мальчуган лет десяти с очень бледной кожей, тонкими бледно-розовыми губами и чуть вздёрнутым носиком, одетый во всё чёрное: лёгкую чёрную курточку на молнии, чёрные вельветовые брюки и чёрные лаковые ботиночки на чёрных же носках. Под курточкой оказался чёрный свитер, а под свитером – чёрная майка. Снимать брюки барон мрака не стал – и так ясно, какого цвета у него нижнее бельё!
Дарха не было. Силы тоже. Мечник превратился в обыкновенного десятилетнего лопухоида.
- Хорошо хоть всё чёрное, а не, скажем, оранжевое или розовое! – подумал Арей, и тут же рухнул на землю, сражённый приступом истерического смеха. Хорошо? Да, ничего хорошего! Теперь его любой комиссионер в два счёта уничтожит, использовав мало-мальски подходящий артефакт!
Так барон мрака лежал и смеялся, пока его не вывел из истерики исполненный волнения женский голос:
- Мальчик, что с тобой? Тебе плохо?
Мечник немедленно замолчал и просверлил взглядом склонившуюся над ним валькирию-одиночку.

Глава 2.

Ирка гуляла по Лосиному острову и думала о вконец обнаглевших браконьерах, из-за которых на острове вскоре не останется ни одного лося, когда услышала смех. С одной стороны – ну, смех и смех! А с другой… Настораживало, что голосок был детский, а интонации проскакивали такие, что всё внутри замерзало.
Одиночка поспешила на звук голоса, и вскоре её взгляду представился десятилетний мальчик, покатывающийся со смеху на берегу озера. С первого взгляда становилось понятно, что у ребёнка истерика.
- Мальчик, что с тобой? Тебе плохо? – заботливо спросила Валькирия. У неё одновременно включился материнский инстинкт и инстинкт слуги Света, который должен помогать всем, нуждающимся в помощи.
Ребёнок немедленно перестал смеяться и посмотрел на Ирку таким взглядом, что той показалось, будто бы перед ней не десятилетний мальчик, а сорокалетний мужчина. Затем, всё так же не отрывая от Одиночки глаз, ребёнок поднялся на ноги и дёрнул головой, вроде как отбрасывая с лица лишние волосы, хотя короткая стрижка не давала беспокоиться по этому поводу.
- Меня Ирка зовут, а тебя? – спросила Валькирия, чтобы хоть что-то сказать.
Бывший бог войны хотел с гордо поднятой головой представиться: Барон Арей, первый мечник мрака! – но справедливо рассудил, что какой он барон в десять лет и какой мечник без меча, поэтому ограничился тем, что буркнул:
- Арей.
Одиночка мало что поняла из невнятного бормотания мальчика. Только то, что имя начинается на «Ар» и заканчивается на «ей». В памяти услужливо всплыло имя Арей, но Ирка сразу одёрнула себя, предположив, что ни одна нормальная мать не назовёт ребёнка таким именем. Не имея никакого желания переспрашивать, Валькирия лихорадочно принялась искать в памяти созвучные имена.
- Эм, Андрей? – наконец предположила она.
Барон мрака собирался уже разразиться гневной тирадой о непроходимой тупости и серных пробках в ушах каждого слуги света, когда вспомнил, что он больше не великий страж мрака, чей меч повергал в ужас любого, а десятилетний мальчишка. Да, если хоть кто-нибудь узнает об этом перевоплощении – смеяться будут все: и свои, и чужие! Стать посмешищем? Ни за что! Лучше пока просто побыть ребёнком, потом сбежать от валькирии и заняться поисками способа вернуть всё обратно.
Мечник кивнул.
- Как ты сюда попал? – продолжала интересоваться Валькирия.
Арей начал лихорадочно искать подходящую легенду, но Ирка избавила его от необходимости лгать тем, что взглянула на ребёнка истинным зрением.
- До чего странно! – воскликнула Одиночка – У тебя нет прошлого! Как будто до этого дня ты не существовал! Помнишь что-нибудь?
Барон мрака замотал головой, мысленно возблагодарив всех демонов Тартара. Играть потерявшего память ребёнка? Проще не бывает!
- Мда, тяжёлый случай! – вздохнула Валькирия – Здесь, возможно, постарались стражи мрака…
Мечник внутренне усмехнулся: девчонка даже не понимает, как близка к истине!
- …Однако, меня удивляет, что они не забрали твой эйдос! – закончила Одиночка.
Эйдос? ЭЙДОС??? У него что, есть эйдос?!!!
Может быть, это тело не такое уж и пло…
Темнота, как всегда, навалилась не вовремя.

Арей открыл глаза. На него немедленно накатило ощущение дежа вю, потому как мечник совсем недавно уже открывал глаза, ничего не зная о своём местонахождении. Вот и сейчас: незнакомая квартира, незнакомые голоса за стеной… Ну, почти незнакомые. Голос валькирии-одиночки барон мрака всё же узнал.
- … зрением и выяснила, что у него нет прошлого. А потом мальчик упал в обморок! Может, он болен? – взволнованно распиналась перед кем-то Ирка.
- Вполне возможно, мы же не знаем, что он пережил! – отвечал ей глубокий женский голос – Впрочем, я вызвала Гелату. Она быстро поставит ребёнка на ноги, а уж потом мы выясним, кто он такой и откуда взялся. Не будь я валькирия Золотого Копья!
Арей почувствовал, что волосы у него на голове встали дыбом. Одна Одиночка – это куда ни шло, но все двенадцать валькирий, со всякими светлыми артефактами и диагностиками… Да, они в два счёта догадаются, кто он на самом деле, а тогда… Нет, надо срочно бежать!
Мечник кинулся к приоткрытому окну и выглянул на улицу. Присвистнул. С такой высоты он не то что прыгать, лететь отказался бы! В основном из-за нынешнего своего обличья. Конечно, то, что летать барон мрака не умел тоже играло свою роль, но гораздо меньшую, чем человеческое тело. Как же быть?
И тут бывшему богу войны на глаза попалась водосточная труба, а сразу за ней – пожарная лестница. План созрел за секунды. Арей совсем распахнул окно, влез на подоконник и, осторожно дотянувшись до трубы, ухватился за неё. Затем совсем перелез на трубу, поставив ноги на скобы, с помощью которых водосток крепился к стене, а с водостока перебрался на пожарную лестницу.
Только тут мечник заметил, что лестница спускается лишь до пятого этажа. Какие причины побудили строителей так странно оборвать свою работу – оставалось за кадром, но барона мрака это не волновало. Он, вместо того, чтобы бесцельно спускаться, поднялся на крышу.
Гладкая заасфальтированная поверхность сверкала на солнце. В воздухе пахло летом. Арею вдруг стало очень хорошо. Ему захотелось кричать, но не от боли или ярости, как раньше, а от счастья, хотя, казалось бы, какое может быть счастье? Проблем немерено! Однако здравый смысл, раньше работавший безотказно, нагло взял отпуск и укатил в Сочи. Настроение оставалось на невероятной высоте! Хотелось петь, танцевать, смеяться… Хотелось, наконец, с гиканьем пробежаться по людной улице, а затем, свернув на неприметную лесную тропинку, долго сидеть под деревьями, наслаждаясь тишиной и благодатью. В голове барона мрака зазвучали непонятно откуда взявшиеся строки:
Солнце, солнце, свети!
Разветвляйся лучами!
Нам с тобой по пути,
По пути без печали!
Арей послал в никуда воздушный поцелуй, крикнул: «Прощайте, валькирии-неудачницы!» – и кинулся к выходу с крыши. Дёрнул на себя железную, недавно окрашенную в зелёный цвет дверь и резко отпрянул, только благодаря инстинктам не столкнувшись с выходившим из неё. А точнее, с выходившими.
На задворках сознания забилась не оформившаяся ещё мысль, что смотреть снизу вверх на родную дочь немножечко странно.

Глава 3.

Слева от Варвары, как всегда, шествовал Добряк. Справа болтался целлофановый пакет, из которого торчали четыре длинных колбасных палки. Арей, опешивший поначалу, взял себя в руки и извинился. Так, на всякий случай. Портить отношения с дочерью он не желал в любом теле.
- И ты меня извини. В последнее время я совсем не думаю об окружающих, становлюсь эгоисткой! – искренне ответила девушка.
Добряк зарычал было, но потянул носом воздух вокруг мечника и успокоился. «У собак же нюх, а не зрение!» – догадался барон мрака – «А от меня, естественно, пахнет разбавленной, персональной тьмой, так что пёс меня узнает в любом теле!».
- Надо же, ты ему понравился! – удивилась Варвара – А это, поверь моему опыту, случается нечасто. Вернее, такого ещё никогда не было.
- Я многим нравлюсь! – отозвался Арей, рассудив, что три человека – Улита, Мефодий и Варвара – это много.
- Понятно! – протянула девушка и, опомнившись, спросила – Кстати, что ты делаешь на крыше? Разве родители разрешают тебе так рисковать?
- У меня нет родителей. Точнее, может и есть, но я их не помню. Я вообще ничего не помню дальше утра этого дня, я потерял память! – объяснил мечник, решив придерживаться одной и той же версии.
- Бедный! – с неподдельным состраданием прошептала Варвара – Я тоже не знаю, кто мои родители. Я тебя так понимаю! Понимаю, каково это: жить в чужом, безразличном к тебе мире и знать, что никто никогда не пожалеет тебя, не подарит душевного тепла… Ты, наверное, жутко голодный?
Голодный? Барон мрака хотел возразить, но вспомнил, что человеческому телу нужно питание, а он как раз в человеческом теле, да ещё и в детском, неокрепшем. Вот почему он в обморок-то свалился! Причём валькирии даже не рассматривали этот вариант. А туда же, гвардия света!
Правильно расшифровав затянувшееся молчание, Варя усадила Арея на сваленные в кучу картонки и сунула ему в руку колбасную палку. Ещё одну кинула Добряку – мечник подумал, что псу дочери нужно в цирке выступать, саблеглотателем – за третью принялась сама, а четвёртую пока оставила в пакете.
Барону мрака казалось, что колбаса ему не понравится, но изголодавшийся организм так потянулся к этой скудной пище, что Арей за минуту успел три раза понять Добряка и четыре раза – поминуть валькирий «добрым словом».
В этот момент дверь на крышу снова отворилась, и из тёмного проёма на девушку и ребёнка шагнули четверо.
Для бывшего бога войны время замерло, ибо не узнать мальчиков Лигула в человеческом мире – физически невозможно.

- Вот, эту девчонку берём! – первый страж, в котором Арей с опозданием признал Хакима, ткнул пальцем в Варвару – Она нас на отца выведет!
- На отца? – растерялась девушка – Я даже не знаю, кто мой отец, как я могу кого-то на него вывести?
- Дело не в том, знаешь ли ты, а в том, что мы знаем! – морщась, отозвался Хаким.
- Вы знаете кто мой отец? – Варя шагнула навстречу стражам, переводя взгляд с одного на другого – И, кто же это?
Хаким усмехнулся.
- Подсказка: красный плащ, длинный меч и полное отсутствие манер!
Мечник, до того слишком обескураженный, чтобы вмешаться в разговор, сжал кулаки.
- Всё, морда Тартарская! – подумал он – Ты покойник!
От планирования страшной мести барона мрака отвлёк тихий голос дочери, назвавший его по имени.
- Арей мой отец! – прошептала Варвара – Вот почему он меня защищал! Но… что же он не сказал?
- Испугался! – протянул страж слева – Всегда был трусом!
- Угу, а теперь ещё и сбежал куда-то! – добавил страж, стоящий позади остальных – Но ничего, мы его найдём.
- И в этом нам поможешь ты! – закончил правый страж.
- Ни в чём я вам помогать не буду! – решительно отозвалась девушка – И тем более – в поисках собственного отца!
- Ещё как будешь! – мрачно заверил её левый страж, хотел было шагнуть к Варваре, но зацепился взглядом за Арея и спросил – О, а с этим что делать? Тоже забирать?
- На его счёт никаких указаний не поступало! – отрезал Хаким – А впрочем…
Страж приблизился к мечнику и почти пропел елейным голоском:
- Так, малыш, хочешь конфетку? Повторяй: «Я передаю свой Эйдос…».
Правому стражу барон мрака врезал ногой в пах, заднему – в живот, а левому – в лицо. Удары были точны и отработаны, поэтому спутники Хакима временно выбыли из строя. Сам же Хаким, в тот момент, когда Арей возвращался на исходную позицию, оглянулся, чтобы узнать, куда юркнул мальчишка.
И тут мечник нащупал нечто продолговатое. Недолго думая, он высоко подпрыгнул, вскинул длинный предмет над головой и с размаху опустил его на темечко Хакима как раз тогда, когда тот вновь повернулся к нему лицом. Раздался смачный хруст. Хаким осел на асфальт. Барон мрака понадеялся было, что проломил врагу череп, но оказалось, что это переломилось пополам его оружие – Арей глянул в ладонь – ЧЕТВЁРТАЯ КОЛБАСНАЯ ПАЛКА??? А, ну, верно! Что ещё продолговатое могло лежать на крыше? Шампур?
Барон мрака кинулся к дочери.
- Беги! – крикнул он – Я их задержу!
- А ты? – попыталась возразить Варвара.
- Я им не нужен, они прав на меня никаких не имеют! – соврал Арей – Ну, беги же! Нельзя позволить им найти твоего отца!
Последний аргумент подействовал, и Варя скользнула в подъезд. Добряк последовал за ней. Мечник обернулся к врагам.
Хаким и остальные стражи медленно поднимались.
Барон мрака провёл несколько беспроигрышных атак, но эффект неожиданности, на котором Арей сыграл в начале, уже не подействовал. Мечник отступил.
- Э-э-э, девчонка! – напомнил один из стражей.
- К чёрту девчонку, сначала я разорву пацана! – прорычал Хаким.
И, в общем-то, с ним все были согласны.
Барон мрака сразу понял, что его теснят к краю крыши. Он попытался вырваться из сжимающегося кольца, да не тут-то было! На лицах стражей блуждала плотоядная усмешка. Их клинки угрожающе и беспощадно позванивали.
Арей в который раз отступил и вдруг понял, что его нога зачерпнула пустоту. Несколько томительных мгновений мечник ещё балансировал на самом краешке крыши, а затем завалился назад и… рухнул вниз.
Барон мрака успел подумать: «Какая глупость! Всю жизнь провести в боях, а умереть, упав с крыши в теле десятилетнего мальчишки!». И тут его накрыла знакомая боль. Всё тело будто жгли изнутри, и Арею даже казалось, что кожа покрывается волдырями. Чтобы проверить свою гипотезу мечник скосил глаза на правую руку. Каково же было его удивление, когда вместо детской ручки он увидел большое чёрное крыло!
До земли барон мрака, естественно, не долетел…

Глава 4.

Хаким сплюнул вслед жертве.
- Подох! – объявил он – Теперь можно и за девчонку приниматься!
Стражи повернулись к краю крыши спиной и принялись чертить руну телепортации.
Внезапно сзади послышалось хлопанье крыльев, причём, судя по звуку, размах этих самых крыльев был далеко не маленьким. Как нормальные слуги Тьмы, Хаким и его спутники в первую очередь подумали о светлых. Обернулись.
Буквально в тот же миг в грудь им врезался огромный чёрный коршун. Удар был такой силы, что стражи едва не потеряли равновесие и не повалились бесформенными кулями на асфальт. Коршун же явно не удовольствовался таким скромным результатом и, заложив крутой вираж, пошёл на второй заход.
Птица настолько явно метила своим гранитным клювом в дархи врагов, что Хаким ни на секунду не усомнился, что сражается со стражем или, на крайний случай, с магом. Но вот проблема: уже лет двести среди магов и стражей не наблюдалось ни одного анимага!
Впрочем, задумываться о странном явлении было некогда. Коршун нападал снова и снова, причём тактику выбрал идеальную! Пользуясь своими совершенно не птичьими габаритами птица закрывала стражам обзор, и было невозможно понять, с чем ты сражаешься: с крепким клювом? с острыми когтями? с тяжёлым крылом? Вся битва, сама собой, превратилась в бесконечное чёрное мелькание, не очень эффективные защитные стойки и абсолютно безрезультатные нападения.
А потом вдруг всё закончилось.
Хаким не сразу понял, что нападения прекратились, а сам он сидит на залитой солнцем поверхности крыши. Когда же понял – вскочил на ноги и яростно, брызжа слюной, заорал:
- Ловите его!!!
- Кого ловить? – мрачно откликнулись ему – Улетели уже все!

Арей наслаждался полётом. Теперь он понимал вечно добреньких светлых! Когда под тобой, превратившись в море цветов, медленно проплывает город – так и хочется сделать что-нибудь хорошее… «Стоп! Какое хорошее!» – одёрнул себя мечник – «И это я думаю?».
Барон мрака мог бы продолжить бой, но, во-первых, убедился в его бесполезности, а во-вторых, испугался, что Варвара уйдёт слишком далеко и он её не догонит. Хорошо зная дочь, бывший бог войны догадался, что она постарается спрятаться в метро, а значит – поспешит к ближайшему залазу, который, если мечнику не изменяла память, находился у Москвы-реки. Где-нибудь у воды Арей ещё мог отыскать девушку, используя донельзя обострившееся зрение, но в подземельях обязательно бы заплутал.
Варвару барон мрака вскоре обнаружил, действительно совсем близко от Москвы-реки. Мысленно поаплодировав своей интуиции, бывший бог войны спикировал и опустился прямо на пути двух неразлучных спутников – девушки и собаки.
На этот раз Добряк даже не зарычал, но на его морде отразилось крайнее удивление: он не мог осознать, что нечто очень похожее на летающую вкуснятину – взрослый защитник хозяйки. Тело ребёнка не удивило пса исключительно потому, что все люди для него, как китайцы или негры для русских, были на одно лицо.
Варя, пару раз замахнувшаяся на птицу сумкой и убедившаяся в недейственности многократно испытанного способа, внимательно вгляделась в неё. Улыбнулась.
- И как я сразу не поняла! – покачала головой девушка – Сначала ребёнок, потом коршун. Всегда, знаешь ли, разный. Но вот глаза… Глаза тебя, папочка, безнадёжно выдают!
Арей вздрогнул.
- Не волнуйся, я не расположена сейчас устраивать разборки! – продолжила, усмехнувшись, Варя – Мне одно в данный момент интересно: смена обличий – это ты сам перевоплощаешься, или вообще не в курсах, что с тобой происходит?
Мечник многозначительно промолчал.
- Ясно! – вздохнула Варвара – Значит, будем разбираться. Но, для начала, нужно укрыться в залазе, а тут засада – одну трубу перекрыли, а другая ближе к противоположному берегу. Как быть? По мосту топать, чтобы те, которые тебя выслеживают, нас с него сбросили?
У барона мрака была другая идея. Он заприметил невдалеке маленькую, прочно привязанную лодочку, вполне способную вместить пару человек. Несколько движений лезвиями когтей – и средство передвижения по воде уже качается на волнах, ничем не сдерживаемое.
С помощью клюва и обрывка верёвки Арей подогнал лодку к ногам дочери.
- Хищение чужого имущества? – поинтересовалась, отталкиваясь от берега обнаруженным веслом и начиная грести, Варвара.
Мечник попытался крылом дать дочери подзатыльник, но не учёл неповоротливость громоздкого тела, промахнулся, и чуть было не улетел в воду.
- Осторожно! – предупредила девушка – Птицы не умеют плавать!
Барон мрака рассерженно нахохлился. Варя засмеялась.
Тут неожиданно полыхнуло, и в лодке материализовалась уже всем известная четвёрка, возглавляемая Хакимом. Импульсом телепортации, произведённой на мизерном участке пространства, Арея, Варвару и Добряка на добрую пару метров швырнуло за борт, в реку.
Варвара и Добряк выплыли. Арей нет.

Арей попытался барахтаться, но перья отяжелели и тянули на дно не хуже тридцатикилограммовой гири. Голову стиснуло стальным обручем давления, перестало хватать воздуха. Тело свело судорогой. Сквозь водную гладь мутно просвечивало заходящее солнце.
- Смешно! – подумал мечник – Барон мрака умирает глядя на небо. Светлые бы постебались!…
Варвара видела, как осела под непредназначенным для неё весом лодка. Накренилась было… но, нет, выдержала. Жаль.
- Попалась, а? – Хаким гнусно ухмылялся – Теперь-то тебе некуда деться! И никто тебя не защитит, потому что дружка твоего пернатого мы уничтожили!
Девушка не ответила. Что-то оборвалось внутри при этих словах. Захотелось закрыть глаза, перестать удерживаться на плаву и утонуть…
Сначала Варе показалось, что из водных глубин поднялся громадный фонтан. Но уже через секунду девушка поняла, что фонтан – разинутая пасть чёрной рыбины исполинских размеров. И лодка точно в центре этой пасти. В глазах стражей только удивление – страх безнадёжно опоздал. Вот страшные зубы смыкаются, раздаётся треск дерева и – тишина.
А затем скользкое чёрное тело оказалось точно под Варварой, по пояс выталкивая её на поверхность, и с восхитительной быстротой понеслось к берегу, рассекая воду не хуже моторного катера.
- Я даже не хочу знать, что это за рыба! – прошептала Варя, наклоняясь к тому месту, где у исполины, по идее, находилось ухо.
Они сели на прибрежную мель. Девушка съехала по глянцевому боку на землю и оглянулась: Добряк плыл в их сторону уже с середины реки.
- А он не утонет? – взволнованно поинтересовалась Варвара, прежде чем вспомнила, что рыбы не говорят. Взглянула на отца.
И покатилась со смеху.
- Никогда… в жизни… не видела… раздосадованную рыбу! – выдавила девушка в ответ на немой вопрос в чёрных глазах.
Арей попытался пожать плечами и обиженно отвернуться, но, видимо, получилось не очень. Варя с истерическими всхлипами рухнула на траву.
Добряк, наконец, выбрался на берег и немедленно отряхнулся. Холодные брызги отрезвили Варвару.
- Ладно, шутки в сторону! – скомандовала она, как будто кто-то в неподходящий момент начал травить байки – Я, кажется, разобралась в тайне перевоплощений!
В глазах рыбы зажглась надежда, но девушка усилием воли заставила себя не смеяться и продолжила:
- Ну, ребёнок, это, скажем так, начальная стадия, разновидность человека. Потом мы стоим на крыше, я ухожу, что-то происходит – и ты коршун. Спорить могу, ты с крыши свалился! Верно? Если «да» – закрой на секунду глаза!
Мечник моргнул.
- Видишь! – восторженно крикнула Варвара – Значит, я права! Ты просто напросто подстраиваешься под среду! Ты упал с высоты – тебе подарили крылья. Ты тонул – тебе позволили дышать под водой. Значит, если теперь тебя вытащить на берег, ты сменишь обличие на что-нибудь земное! Проверяем?
Барон мрака попытался выбраться из воды, но данное тело оказалось к таким перемещениям совершенно не способно. Варя сняла куртку, сунула один рукав в зубы Добряку, второй – Арею, сама ухватилась за середину и принялась тянуть на пару с псом. Конечно, всю громадину она вытащить не надеялась, но достаточно было и головы.
Мечник почувствовал, что его опять накрывает боль. В горле будто застрял тугой ком, не пропускающий воздух; по шее водили острым ножом. В глазах потемнело.
И тут всё закончилось. Хотя голову всё ещё зажимала невидимая подушка, барон мрака разобрал голос дочери:
- С возвращением, Андрей!

Глава 5.

- Ну, знаешь, я не виноват, что ты по семь раз на дню меняешь решения! – возмутился Арей.
Мечник, мрачный едва ли не как сам мрак, шагал рядом с дочерью, в последний момент передумавшей лесть в залаз и отдавшей предпочтение какому-то другому убежищу с непонятным и абсолютно незапоминающемся названием.
- Во-первых, решение я меняла не семь раз, а только два! – откликнулась Варвара – А во-вторых… как это ты не виноват? Забыл, что мне отцом приходишься? Или, как многие папаши, сейчас начнёшь всё на мать сваливать?
Барон мрака поперхнулся воздухом. Мать Вари была святой, и бывший бог войны скорее отрёкся бы от меча, чем сказал про жену что-нибудь плохое. Меч… Арей тяжело вздохнул. Он уже сутки не держал в руках родной клинок, не упражнялся, не слышал свиста рассекающей воздух стали, не чувствовал отточенные до автоматизма движения тела…
- Кстати, ты мне ещё объяснить собирался, как так вышло, что я при живом отце в приюте выросла! – мстительно добавила девушка.
- Как, сейчас? – вырвалось у мечника – Это очень длинная история, давай в другой раз?
- А я не тороплюсь! – хмыкнула Варя, демонстративно замедлила шаг и через пару секунд вовсе остановилась.
- Расскажу я, расскажу! Идём дальше! – вздохнул барон мрака.
Но Варвара не двигалась. Взгляд её был прикован к трём вывернувшим навстречу подросткам. Арей услышал, как с боку глухо зарычал Добряк.
- Так, ребята, мы вас не трогаем! – осторожно произнесла девушка.
- А мы вас – трогаем! – тупо отшутился один из пацанов, в руке которого явственно блеснул большой нож. Двое остальных противно заржали.
Мечник, быстро разобравшийся, что перед ним обычные лопухоиды, выдвинулся вперёд.
- Шли бы вы своей дорогой! – предупредил он.
К вящему удивлению барона мрака парни не испугались и не сбежали. Двое из них опять рассмеялись, а третий, видимо, главный – усмехнулся:
- Ты вообще молчи, мелюзга! – презрительно протянул он.
Арея обуял гнев. Да как смеет этот щенок говорить с ним, первым мечником мрака, в таком тоне?! Действуя на абсолютных инстинктах, появившихся в нём непонятно откуда, бывший бог войны резко надвинулся на парней и закричал. Только из груди его вместо крика вырвался звериный рёв…
Варвара отлично понимала отморозков, с воплями бросившихся наутёк, и Добряка, трусливо пригнувшего голову. И она бы испугалась огромного чёрного льва! Лев повернулся к Варе и… снова обернулся Андреем.
- Значит, это не только среда! – радостно подытожила девушка – Ты постепенно учишься контролировать свою новую способность!
Мечник ничего не ответил, только зачем-то протянул к дочери руку ладонью вверх. Варвара увидела что-то тёмное, каплями срывающееся на асфальт. КРОВЬ!!!
- Этот придурок от страха нож в меня кинул… И ладно бы складной, так нет, кухонный для разделки мяса приволок! – прохрипел барон мрака – Рваная рана на правом боку, большая кровопотеря… Ты прости, что не предугадал. Просто привык к бессмертию...
Он завалился набок.
Варя просто стояла, не зная, что предпринять. Ужас и растерянность сковали её. Помощи ждать неоткуда – улица абсолютно пустынна. И тут в глаза девушке бросился светящийся квадратик – номер дома. И улица…
Варвара подхватила бессознательное тело отца, крикнула Добряку: «За мной!» – и кинулась в один из подъездов. В мгновение ока взбежала на нужный этаж, посчитав ожидание лифта бесполезной тратой времени, и позвонила в знакомую дверь.
Томительные секунды ожидания, щелчки замков, разрастающаяся по тёмной лестничной площадке полоска света… И верзила в белых ушастых тапочках, заляпанной краской майке и зубной щёткой во рту.

Эссиорх отнял флейту от губ. Он только что завершил мощную целебную маголодию и порядком утомился. Вообще-то, у него не было времени даже чтобы рассчитать силы, ибо, направляясь открывать дверь, Хранитель совершенно не ожидал увидеть Варвару с истекающим кровью десятилетним ребёнком на руках.
- Как его зовут-то хоть? – поинтересовался Эссиорх у девушки.
- Андрей. Мы познакомились за поеданием колбасных палок! – отозвалась та.
Хранитель чуть приподнял брови: о таком способе знакомства ему слышать ещё не приходилось.
В этот момент лежащий на кровати мальчик тихонько застонал и открыл глаза. Посмотрел на Эссиорха, ещё не убравшего флейту, на Улиту с мокрой тряпочкой в руках, на Корнелия, как раз собирающегося случайно смахнуть со стола чашку, – и снова зажмурился.
- Будем надеяться, что мне просто снится кошмар! – решил Арей.
Бдзынь!
- Ай, ботан! Смотри куда проливаешь! А если бы тут кипяток был?
- Это моя любимая чашка! Ты покойник! Эся, отпусти, я всё равно его убью!
- Спокойно, дамы, спокойно! Что о нас Андрей подумает?
- Что попал в сумасшедший дом! – буркнул мечник, не открывая глаз – И, к сожалению, наяву!
- А хотел бы попасть во сне? – заинтересовался Эссиорх.
- Я вообще сейчас только одного хочу – просто спать! – пробормотал барон мрака.
- О, да-да, конечно! Улита, Корнелий, идёмте! Ребёнку нужно выспаться! Варвара, спокойной ночи!
- Пока! – откликнулась Варя.
Арей, между тем, едва сдержался, чтобы не взвыть. РЕБЁНОК??? Тартар поглоти этих светлых! Если они ещё сюсюкаться со мной начнут – я за себя не отвечаю!
- Ты как? – по тому, как спружинила кровать, мечник понял, что дочь на неё села.
- Плохо, – барон мрака исподлобья взглянул на девушку – Ты не могла к кому-нибудь другому за помощью обратиться?
Варя даже задохнулась от возмущения.
- К кому-нибудь другому? – воскликнула она – Я ему жизнь спасла, а он ещё и недоволен! Да, ты, ты… У меня слов нет! – Варвара резко поднялась и отошла в другую часть комнаты, где Улита для неё поставила раскладушку.
- Обиделась! – удивлённо подумал Арей – И, главное, что я такого сказал? Эх, женщины!…

Арей проснулся полдвенадцатого и от удивления ещё минут десять просто лежал в кровати. Потом вспомнил, что он не страж мрака, а маленький мальчик, и всё встало на свои места.
Мечник потянулся, сел, спустил ноги на пол и тут же снова их поднял. Показалось, что собирался пройти по замёрзшему озеру.
- Болевой порог, порог ощущений – будьте прокляты уроды, заточившие меня в это тело! – простонал он. Наскоро припомнил быт лопухоидной жизни, огляделся, обнаружил пушистые розовые тапочки, (светлый был помянут нехорошим словом, вырезанным цензурой), добрался до них, сбросив на пол одеяло, облачился в свою одежду, аккуратно развешенную на стуле, (тут уже вспомнилась Улита, но хорошим словом. Ну, относительно хорошим. Не забываем, что Арей страж мрака!) и вышел в коридор. Из кухни доносились голоса Эссиорха и Улиты.
- Это просто удивительно, что они нашли друг друга! – воскликнул хранитель – Впрочем, их, скорее всего, свела Судьба, а выходкам Судьбы, как известно, не удивляются.
- Объясни наконец, что ты нашёл в этой встрече такого удивительного? – возмутилась ведьма.
- Понимаешь, когда я определял тип раны, мне пришлось взглянуть на мальчика истинным зрением… Не знаю, что меня толкнуло забраться чуть глубже, но я выяснил, что сутки назад парня не существовало! Вообще! А потом я зачем-то решил проверить и Варвару тоже. Сначала мне показалось, что всё в порядке. Я отмотал почти на четыре года назад – видел жизнь в подземелье, маленького Добряка, приёмных родителей… А дальше – всё. Пустота. Будто в колодец упал. Значит, и Варвары несколько лет назад не существовало! Два несуществующих, неожиданно встретившихся – поверь, это удивительно!
Барону мрака захотелось немедленно развернуться и сбежать из светлой квартирки тем же путём, каким он недавно удрал от валькирий, но вовремя нагрянули мысли о дочери, и Арей решил, что уйти без неё будет совсем не правильно. Поэтому он поступил прямо-противоположно, а именно – прошёл в кухню.
- Доброе утро! – поприветствовал его Эссиорх.
Мечник мысленно помянул Лигулову бабушку и заметил про себя, что на месте светлого встретил бы ребёнка саркастическим «Проснулся?».
- Садись завтракать! – предложила Улита.
- Я всегда знал, что моя девочка умна. Во всяком случае, теперь я точно уверен, что она умнее валькирий! – подумал барон мрака, кивнул, изображая благодарный жест, и принялся за кофе с бутербродами.
На половине чашки бывший бог войны вдруг почувствовал себя неуютно. Ему показалось, что он забыл нечто важное и должен вспомнить об этом как можно быстрее. Вспомнить… но, что? Что-то, что ему очень дорого, без чего он не может, что-то… Что-то? Или кто-то?… ВАРВАРА!!!
- Где Варвара! – вскричал он, чуть не опрокинув чашку.
- Ушла погулять, – хранитель не понял причины волнения мальчика – А, что?
- ПОГУЛЯТЬ!? – зарычал Арей, краешком сознания понимая, что под действием ярости чуть снова не превратился во льва – Вы, что, идиоты? Как вы могли её отпустить! За ней же охотятся! Она же совершенно беззащитна!…
- Спокойно! – Эссиорх взял мечника за плечи – Не паникуй! Может быть, всё в порядке!
Барон мрака прислушался к себе.
- Нет, – твёрдо ответил он, – Я знаю, с ней что-то случилось. Я просто знаю. Понимаете?

Глава 6.

Варвара узнала её ещё со спины, по ослепительно алому платью, и, не понятно зачем, окликнула.
- Прасковья!
Девушка оглянулась. На её лице отразилось удивление. Бледная рука произвела волнистое движение и сжала возникший из ниоткуда блокнотик с привязанным к нему карандашом.
Варя двинулась к знакомой, посчитав, что будет неприлично просто уйти, когда сам же окликнул человека. Прасковья, между тем, что-то быстро настрочила в блокноте и протянула его дочери Арея.
«КаК тЫ меНя УвидЕЛа? Я шИфрОвалАСь и мЕНя Мог уВиДетЬ лиШь тОт, в Ком еСТь и СвЕтлоЕ, и тёМнОЕ нАЧалО!» – прочитала Варвара.
Праша многозначительно повела по воздуху рукой. Только теперь Варя заметила, что люди идут как бы вокруг Прасковьи, не замечая ни её, ни явного крюка в своём маршруте.
- Сама не знаю! – призналась дочь Арея, возвращая блокнот владелице.
Добряк угрожающе зарычал. Ему не понравилось, что хозяйка и некая сомнительная личность чем-то обмениваются. Праша внимательно посмотрела на пса, усмехнулась, зачертила в блокноте.
«ХорОШий дРуг!».
- Точно, очень хороший! – согласилась Варя – И самый-самый лучший. Я его ни на что не променяю.
«Я о тАкоМ вСеГДа мЕЧтаЛа, а тЕпеРЬ осОБеннО нУжДАюсь В ПоддЕРжКе. МожЕТ, пОмоЖЕшЬ с вЫбОРоМ?» – отозвался блокнот Прасковьи.
- Ты хочешь завести собаку? – поразилась Варвара – И просишь меня о помощи? Чем я могу тебе помочь?
«Ты поМоЖЕШь МнЕ выБраТь МагАзИН и ИдеАЛьнОго дРУгА».
Дочь Арея едва-едва удержала собиравшуюся упасть челюсть.
- Ты собираешься найти собаку-друга в МАГАЗИНЕ??!!!
Праша явно не поняла удивления знакомой:
«А гДе жЕ еЩЁ?».
Варя немного помедлила с ответом, размышляя, не пустить ли всё на самотёк, но пришла к выводу, что если может помочь – почему бы и нет?
- Так, идём! – скомандовала дочь Арея, схватила Прасковью за руку и потащила к ближайшей автобусной остановке.
Недоумевающая повелительница мрака следовала за ней. Праше было не очень приятно, что какая-то девчонка её куда-то тащит, но друга действительно очень хотелось, и, к тому же, любопытно стало, куда её ведут, если не в магазин.
Однако своего апогея недоумение Прасковьи достигло тогда, когда они оказались в грязном, заставленном какими-то железными бараками месте, явственно смахивающем на помойку. Рядом пролегала железная дорога, и по ней уже один раз с жутким грохотом промчалась электричка.
«ЧтО мЫ дЕЛаеМ В эТоЙ дыРЕ?».
- Ищем тебе друга, не понятно?
«ЗдЕсЬ?».
- Именно. Настоящих друзей надо искать, а не покупать. А найти можно только здесь.
Воспитанница Лигула ещё раз брезгливо огляделась.
«Что-тО нЕ вИЖу Я ЗдЕСь нИКакиХ сОбаК!».
- Походи, осмотрись, – передёрнула плечами Варвара – Собак здесь много, а моё дело – только сюда привести.
«кАк я УзНАю, КогО бРАть?».
- Возьми ту, которая с тобой заговорит.
Тут нервы у Прасковьи не выдержали.
«СобАКи нЕ уМЕюТ рАзгОВАриВатЬ!!!».
- Ты поймёшь! – уверенно отозвалась Варя – А мы с Добряком подождём тебя вон на той скамейке. Удачи!
Праша кипела не хуже чайника на плите. Ей предлагали походить по помойке, поискать говорящего пса! Будущей повелительнице мрака не приходилось сомневаться в существовании магии, но говорящая собака – это уже через чур! Если, конечно, это не светлый страж под мороком. А, кстати, Добряк не может оказаться стражем? Это вполне в духе светлых! – воспитанница Лигула глянула на собаку истинным зрением – Нет, обычный пёс. И Варвара с ним разговаривает?
Через полчаса бесцельного шатания среди бараков и наблюдения за стайками безродных дворняжек Прасковье пришла в голову мысль, что диггерша над ней просто подшутила.
- Может, она сейчас следит за мной откуда-то и хохочет! – подумала будущая повелительница мрака.
Она вдруг так уверилась в своей догадке, что просканировала пространство вокруг. Так и есть: из ближайшего барака за ней кто-то наблюдал.
С одним единственным словом в голове: «Задушу!» – Праша кинулась к бараку, движением руки снесла дверь и… застыла. Прямо на неё смотрели два живых чёрных глаза маленького щенка.
Воспитанница Лигула задохнулась от тёплого чувства, неожиданно заполнившего всё её существо. Теперь она поняла напутствие дочери Арея! Наивные вопрошающие глаза говорили не хуже языка.
- Да, малыш! – тихо ответила Прасковья – Я стану твоей хозяйкой!
А через секунду ладонь будущей повелительнице мрака взлетела к губам.
- Я говорю! – удивлённо воскликнула она.
- К сожалению, – отозвался хмурый голос у неё за спиной.
Праша обернулась и увидела Зигги Пуфса. Рядом стоял Зигя и придерживал за плечо Варвару.

Арея трясло. Светлый пошёл с кем-то связываться и испарился, не вовремя вернувшийся ботан в приступе волнения перебил половину посуды, а Улита вот уже минут сорок безрезультатно ворожит над картой. И всё это в то время, когда Варвара в опасности! Ах, если бы только он сам мог что-то сделать! Хоть что-нибудь!
- Шеф, да, успокойтесь вы! Сейчас Эся всё уладит, и мы обязательно спасём вашу дочь! – воскликнула вдруг секретарша, оторвавшись от карты и взглянув прямо на мечника.
Барон мрака застыл.
- Но… как? – выдавил он.
- Очень просто! – фыркнула ведьма – Только вы в минуты волнения выстукиваете гимн Олимпа!
Бывший бог войны перевёл взгляд на руку и убедился, что, действительно, судорожно сжимает в пальцах чайную ложку, а лакированная столешница покрыта сетью мелких трещин.
- Эк я… – начал Арей, но в этот момент хлопнула входная дверь, и вскоре в кухню ввалился порядком помятый Эссиорх.
- Глухо! – произнёс он с порога – Рядом с ней слишком много тёмных, чтобы немедленно установить местоположение. Конечно, можно потребовать у мрака ответа, опираясь на закон…
- К тому времени, как все ваши претензии рассмотрят, будет уже поздно! – рявкнул мечник.
- Знаю! – кивнул Хранитель – Потому и вернулся сюда вместо того, чтобы полететь в Эдем. Я подумал, может, вы? Ну, будете полезны в поисках. Как отец.
У барона мрака отпала челюсть. Улита – ладно. Двадцать пять лет вместе жили. Но светлый!
- О том, что вы Арей, я узнал по вашей реакции на опасность, грозящую Варваре: слишком много знаний о тёмных стражах, а дальше – небольшая логическая цепочка. А вот об отцовстве мне поведал один из тех, кого я вызывал, – пояснил Эссиорх, не дожидаясь вопроса.
Бывший бог войны немного пришёл в себя.
- Для обряда, опять-таки, нужно время. А у нас его нет! – напомнил он.
- Шеф, а попробуйте просто почувствовать её! – неожиданно предложила Улита – Вы ведь поняли, что ей грозит опасность, значит, между вами какая-то связь. Вдруг и найти её получится?
- А это мысль! – оживился Хранитель – Попробуйте!
Мечник глубоко вдохнул, закрыл глаза. Подумал о дочери. Сияющие нити, хаотично существующие мгновение назад, вздрогнули, натянулись, зазвенели…
- Старик, ты вернулся! – в кухню влетел Корнелий – Надеюсь, я не пропустил ничего важного?
Он обежал комнату взглядом и непроизвольно вздрогнул, утонув в двух чёрных безднах.
- Есть! – прошептал барон мрака.

Глава 7.

- Не Дмитровка! – пробормотала Варвара, когда её заставили вылезти из машины и зайти в незнакомое здание. Судя по удивлению, написанному на лице Прасковьи, та тоже была здесь впервые. Этот факт, почему-то, вовсе не обнадёживал.
Зигя, без видимых усилий тащивший за собой на привязи упирающегося Добряка, вдруг остановился. Пёс, как и в случае с резиденцией, заскулил и улёгся на дороге, спрятав морду под лапы.
- Не заставляйте его входить! – крикнула Варя.
- Да, брось ты его! – махнул рукой Зигги – Всё равно от этой животины больше мороки, чем пользы!
Гигант равнодушно отшвырнул верёвку и шагнул за хозяином и девушками в дом.
- Ну, и где дядя? – Прасковья теряла остатки терпения. Щенок у неё на руках ощутимо дрожал.
Будущая повелительница мрака ожидала, что начальник русского отдела опять уйдёт от ответа, но тот распахнул двойные двери и произнёс:
- Здесь!
Действительно, посреди большого круглого зала стоял Лигул в окружении телохранителей.
- Что это значит? – гневно спросила Праша, приближаясь к главе канцелярии – Меня, как простую смертную, насильно приводят сюда, не удосужившись даже снизойти до объяснений!
Вместо ответа горбун ткнул пальцем в щенка:
- Это что?
- Моя собака! Будущий лучший друг! – гордо сообщила девушка.
- Это после встречи с ней ты заговорила?
- Именно! – тут голос Прасковьи потеплел – Здорово, правда? А вы говорили, что такое невозможно!
Услышав слова воспитанницы, Лигул повёл себя ещё более странно: шагнул к ней, протянул вперёд руку и вдруг вытащил у девушки из груди нечто, напоминающее грязное полотенце. Праша вскрикнула, но горбун не обратил на неё внимания.
- Мда, испортился! – пробормотал глава канцелярии – В сердце пробралась любовь, в эйдос – свет, и он отключился. Теперь её силы ничего не сдерживает…
- Это… это что? – в ужасе ахнула будущая повелительница мрака.
Дядя поднял на неё тяжёлый взгляд и неожиданно приказал:
- Убей пса!
- Что? – Прасковье показалось, что она ослышалась.
- Собаку, говорю, убей. Ну!
Девушка замерла на несколько мгновений, а затем медленно покачала головой:
- Нет.
- Повтори? – голос горбуна понизился до угрожающего шёпота.
- Нет. Я не убью щенка. Ни за что. И вам не позволю, – отчётливо выговорила Праша.
- Чёрта с два! – рявкнул Лигул – Ты его убьёшь! Или все мои усилия пойдут прахом! Я что, зря под носом у света нашёл тебя, наделил силой, забрал в Тартар, устранил твоих никчёмных родителей?… – глава канцелярии прикусил язык, но было поздно.
- Вы?! Это были вы, а не валькирии?! – будущая повелительница мрака дёрнулась, как от удара.
- Вот, жесть! – выдохнула доселе молчавшая Варвара – Прямо сюжет для сериала!
Однако едва взгляд дочери Арея упал на Прасковью, как все мысли о сериале испарились.
Девушку ломало: зрачки растеклись по всему глазному яблоку, превратив красивые раскосые глаза в однотонные дыры; тело резко выгнулось дугой; руки раскинулись в стороны; волосы разлетелись, будто от ветра; дыхание стало хриплым и прерывистым.
- Уходим! Быстро! – заорал горбун, догадавшись, что последует дальше.
Телохранители немедленно запахнулись в плащи, окружили начальника и наскоро начертили руну массовой телепортации.
Яркая вспышка. Затем ещё одна, поменьше – это убегал Зигги Пуфс, вскарабкавшись на плечи своего второго тела.
От Праши во все стороны расходились сильнейшие волны магии – по стенам зала поползли трещины, здание задрожало, будто при землетрясении.
- Нет, не надо! – крикнула диггерша – Прасковья, перестань, пожалуйста! Нас же завалит! Подумай, в конце концов, о щенке!
Это подействовало. Воспитанница Лигула сделала нечеловеческое усилие и бросила всю оставшуюся силу на подавление стихийного выброса, но, несмотря на то, что через минуту она, обессиленная, опустилась на пол, – магия, вырвавшаяся на свободу, не собиралась никуда исчезать, бушуя уже по собственной воле и планомерно двигаясь к намеченной цели – уничтожению.

- Что они там, дискотеку устроили? – пробормотала Улита, глядя на сотрясающееся здание.
- На шесть и по хлопку! – завопил Корнелий, бросаясь в атаку. Учитывая же, что тёмных стражей вокруг не наблюдалось, связной света, по ходу дела, вызывал на дуэль сам дом.
- Спокойно! – Эссиорх вовремя перехватил друга – Сейчас здесь будет отряд златокрылых, так что никто ничего не… Арей!
Но было поздно. Мечник мчался к входной двери одержимый мыслью, что с врагами его дочери будет разбираться дракон. Навстречу барону мрака метнулась тень, и Добряку, узнанному через секунду, оставалось только благодарить судьбу за то, что страшный двуручный меч больше не появлялся по первому требованию бывшего бога войны.
- Давай к светлому! – приказал Арей псу, а сам вошёл в здание.
И сразу закашлялся от извёстки, осыпавшейся со стен.
Пол под ногами ходил ходуном, а двигаться по извилистому коридору из-за пыли приходилось на ощупь. Впереди забрезжил свет. Мечник ускорился и через несколько мгновений оказался на развилке. Здесь пыль странным образом отсутствовала, и вообще не складывалось ощущение, что находишься в доме, готовом вот-вот рухнуть. Но самое главное состояло в том, что барон мрака неожиданно оказался не один.
- Приветствую тебя, барон Арей, первый меч мрака! – мелодично произнёс высокий мужчина в длинном чёрном плаще.
Бывший бог войны вздрогнул: он узнал этот голос!
- Вы! – взревел Арей – Немедленно верните мне моё тело и мои силы!
- Я здесь именно за этим! – улыбнулся представитель Равновесия – Если вы пойдёте туда, – он указал на одно из ответвлений коридора – окажетесь у пожарного выхода. Стоит вам переступить порог здания, как к вам вернутся тело, силы, дарх и даже меч.
Мечник рванулся в указанном направлении.
- Это ещё не всё! – остановил его мужчина – Там, – взмах рукой в сторону второго ответвления – находится зал, в котором скоро окажутся погребёнными две девушки. Догадываетесь, о ком идёт речь? Так вот, у вас десять минут, чтобы сделать выбор. И то, и другое вы не успеете при всём желании, а если через десять минут вы не вернёте свои силы – вы их никогда не вернёте, обречённый на человеческую жизнь со стадии десятилетнего ребёнка. Искусство перевоплощения у вас тоже отберут. Десять минут. Решайте.
И представитель Равновесия исчез.
Барон мрака закрыл глаза.

Крыша в зале оказалась выложена стеклянным куполом.
- Слушай, ты можешь разбить стекло и поднять нас магией на поверхность? – быстро поинтересовалась Варвара у Прасковьи.
Минуту назад дочь Арея попыталась вытащить знакомую из зала, но дверь завалило огромным упавшим шкафом, и теперь диггерша вовсю занялась поисками выхода.
Воспитанница Лигула отрицательно покачала головой:
- У меня нет сил, даже чтобы подняться. Какая магия!
Варя закусила губу, чтобы не застонать от разочарования. Со стены сорвался внушительный кусок штукатурки и рухнул на пол – дочь Арея испуганно вскрикнула: ей показалось, что на неё летит бетонная плита.
- С каких это пор я начала бояться плит? – спросила у себя Варвара – Должно быть, просто ситуация стрессовая.
И тут Нечто, обладающее, несомненно, невиданной силой, как пушинку отшвырнуло шкаф, а в дверном проёме замаячила тень… огромного чёрного грифона?
- Арей! Ну, наконец-то! Я уж решила, нам суждено так глупо погибнуть! – радостно воскликнула диггерша, бросаясь к зверю.
Мечник дёрнул мордой, намекая, что дочь должна поскорее забраться ему на спину. Варя кивнула, помогла Праше вскарабкаться на отца, а затем устроилась рядом.
Барон мрака взмахнул крыльями и взмыл в воздух, но поднимался медленно. Бывший бог войны не собирался с разгону разбивать стекло, вместо этого он осторожно его выдавил, стараясь максимально защитить оседлавших его девушек. Впрочем, самому Арею осколки тоже почти не повредили – у грифона оказалась на удивление крепкая броня.
Мечник, его дочь и, судя по всему, бывшая наследница мрака, покинули дом как нельзя кстати – прямо под ними он превратился в груду мусора. Мало смущаясь взглядов обалдевших лопухоидов, барон мрака приземлился, позволил девушкам соскользнуть на асфальт и начал своё последнее в жизни превращение – десять минут истекли.
- Я всё сделал правильно! – подумал бывший бог войны – И я никогда об этом не пожалею. Что бы ни случилось.
Планов на будущее он не строил. Будущего у него просто не было.

Эпилог.

Арей поёжился и обнял себе за плечи, стремясь укрыться от холода. Ветер на крыше оказался сильнее, чем на земле, да к тому же пробирал до костей. Мечнику нестерпимо захотелось обратно в тёплую квартиру.
- Дурак! – обругал себя барон мрака – Идиот! Кретин! Ведь ясно же – если светлый просит перестать рисовать на уроках ИЗО Тартар, битвы и Олимп, значит, на то есть причины! А ты, болван, опять истерику закатил! Теперь придётся извиняться – и поделом!
С того памятного дня, когда златокрылым пришлось корректировать память сотне лопухоидов, прошло полгода. Эссиорх и Улита умудрились оформить над ним законное (подумать только!) опекунство, посвятить в азы бытовой жизни смертных и пропихнуть в среднюю общеобразовательную школу. Варвара дождалась совершеннолетия, выскочила замуж за Корнелия и укатила в свадебное путешествие. Хотя дочь отсутствовала всего месяц, бывший бог войны бесконечно тосковал – жить без единственного дорогого человека оказалось во сто крат тяжелее, чем он предполагал.
Арей вздохнул и нырнул в дом. Если бы не холод, мечник бы ещё потянул время – извиняться не хотелось просто до ужаса. Не то чтобы бывший Хранитель, отрёкшийся от крыльев ради любви, злоупотреблял своей властью над бывшим бароном мрака – Арей, пожалуй, даже восхищался терпением светлого, – но извинения…
Дверь открылась почти мгновенно. Мечник набрал в грудь побольше воздуха, однако встретивший его Эссиорх сразу отправил воспитанника пить горячий чай. Байкер выглядел чем-то серьёзно озабоченным. Взволнованный взгляд хозяйничавшей на кухне Улиты заставил бывшего барона мрака занервничать.
- Ну, не томите! Что произошло? – резко спросил он.
Опекуны переглянулись.
- Сегодня Троил приходил, – осторожно начал светлый – Видишь ли, полгода назад у нас с ним состоялся интересный разговор…
- Знаю, я подслушивал! – небрежно отмахнулся Арей – Он вам впаривал какой-то бред о том, что однажды ребёнок во мне победит стража мрака. По-моему – чушь несусветная.
Эссиорх пожал плечами.
- Чушь не чушь, а мудрецы из Эдема редко ошибаются. И сегодня, по их подсчётам, ты должен забыть прежнюю жизнь.
- Светлые умники? Тоже мне, нашли авторитет! Да, мало ли, что взбрело в их «гениальные» головы – я отлично себя чувствую и не собираюсь ничего забывать!
- Но, может быть, ты вспомнишь какой-нибудь случай, когда тебе хотелось поступить несколько… неожиданно для взрослого человека? – вставила Улита.
- НИЧЕГО И НИКОГДА!!! – рявкнул мечник и, вылетев из-за стола, скрылся в своей комнате, громко хлопнув дверью. Не раздеваясь бросился на кровать.
«Какой-нибудь случай, когда тебе хотелось поступить несколько … неожиданно для взрослого человека».
В первый раз – на крыше, перед встречей с Варей. Потом – ещё пару раз, а в последнее время всё чаще и чаще. Но ведь это ничего не значит! Не должно значить.
- Чего ты тогда так взбесился? – язвительно поинтересовался внутренний голос.
- Просто у моей бывшей секретарши и её муженька талант меня доводить! – попытался оправдаться Арей, но сам себе не поверил.
А, что, если и вправду всё забудется? Значит, я больше никогда не увижу дочь? В смысле, увижу, конечно, но не узнаю. Потому что у десятилетнего ребёнка не может быть взрослой дочери.
- Варвара! – мысленно взвыл бывший барон мрака. Да, между ними тысячи километров, а он обыкновенный мальчишка, но, может быть…
Нет, Арей не просто тосковал по Варе. Он сходил с ума от тоски! И жить было пусто и невозможно, словно отсутствовало та важная часть жизни, которая, по идее, должна составлять её смысл.
А, что, собственно, было? Дочь, невыносимо далёкая, тело, которое вот-вот захватит власть над разумом и мир – такой бесконечно чужой…

Лифт опять не работал, но это абсолютно не испортило прекрасного настроения Андрея. Сегодня он справился-таки с проверочной по математике – на твёрдую четвёрку – и солнце сразу засияло ярче… ну, это образно, конечно, – на улице накрапывал мелкий дождик.
Математику Андрей не любил – формулы представлялись ему бессмысленным набором знаков и совершенно не желали запоминаться. Зато у мальчика всегда было хорошо с языками и физкультурой, а учитывая, что место физрука занимал директор школы – мальчик слыл прилежным и старательным учеником.
Впрочем, он таким и был. Особенно, когда дело не касалось ненавистной «царицы наук».
Андрей был, в общем и в целом, не самым несчастным ребёнком на Земле, но, сколько он себя помнил, ему всегда казалось, что часть его души заледенела и погибла. Мальчик связывал подобное ощущение со своим статусом сироты – он потерял родителей, когда был ещё совсем малышом. Заботу о ребёнке взяли на себя приёмная дочь его отца и её муж – Улита и Эссиорх. Мальчик безумно любил опекунов и даже считал, что ему с ними повезло больше, чем некоторым детям с родными родителями, поэтому старался почаще их радовать… вот, как сегодняшней четвёркой!
Андрей легко взбежал по лестнице на нужный этаж и зажал кнопку звонка, намереваясь выпалить радостную новость ещё с порога. Но его планам не суждено было сбыться, потому что дверь открыл незнакомый юноша лет двадцати, одетый в футболку и шорты, со смешными очочками на носу.
- О, Андрей! – незнакомец окинул мальчика заинтересованным взглядом, посторонился – Проходи, чего стоишь?
- Вы кто? – напрягся Андрей, просачиваясь в квартиру и внимательно оглядываясь.
- А ты меня совсем не помнишь? – юноше явно было важно узнать ответ на свой вопрос.
- Неа! – покачал головой мальчик.
- Что ж, это не удивительно! Когда мы виделись последний раз, ты был… ну, скажем так, – очень маленьким. Таким маленьким, что почти вообще не существовал. Зовут меня Корней, как Чуковского, а прихожусь я тебе кем-то вроде братика.
- Братика?!
- Ну, будучи мужем твоей родной сестры…
- У меня есть сестра?! – Андрей не поверил своим ушам.
- Ага. Там с ней долгая и запутанная история получилась… подожди, я вас познакомлю. Варвара!
Имя всколыхнуло память, а когда в прихожую вышла девушка с неуловимо, по зеркальному отражению, знакомыми чертами лица мальчик почувствовал, что сердце забилось быстрее.
- Здравствуй! – тихо сказала девушка.
- Эм-м, здравствуйте! – отозвался мальчик и протянул сестре руку – Андрей.
- Варвара. Можно просто Варя. – она ответила на рукопожатие.
И – о чудо: когда их руки соприкоснулись, – заледеневшая часть души ожила и согрела!

0

2

Прикольно!!!Мне понравилось!

Воин великой тьмы, ознакомьтесь еще раз с дополнениями в Правилах касательно постов форумчан.

0

3

фигасе, о-о-очень даже неплохо
ошибок не видела да и плевать на них с высокой колокольни если они есть
очень интересно было читать
и смешно во многих местах, получила о-очень и о-очень много положительных эмоций
спасибо за еще один прекрасный фанф (:

0

4

Мне очень понравилось!) ИМХО ни одной ошибки, соблюдена точность сюжета и, собственно говоря, самого повествования) Спасибо за такой замечательный фанф!)

0