Танька Гроттер и Мефодий Буслаев

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Отдых отменяется

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Название: Отдых отменяется.
Автор: Sigrlinne
Бета: тоже я
Рейтинг: PG/ PG - 13
Статус: завершен
Размер: скорее макси
Примечания: повествование в начале будет от лица Улиты, а потом от обычного третьего лица. Возможен ООС, мимоходом будут возникать новые персонажи.
Родным ребятам с http://tanya-grotter.ru/forum будет неинтересно, они это уже знают...

Замечательная погода. Чудесный день был. Даже такие скоты, как комиссионеры его не испортили. У меня отличное настроение. И это подозрительно… Хочу развлечься! Ау-у!
Омарчик, Юсуфчик, где вы? Молчат, боятся, а, значит уважают! Ну, сделать глубокий вдох и…
- Вихрова, поехали на Лысую гору, потусуемся! – проорала я так, что стены дома 13 на Дмитровке содрогнулись. Ну, а че? Нельзя, что ли? Шеф отправился в Тартар, сказал дня два не ждать. Комиссионеров я пошугала сегодня, завтра – неприемный день! Моя трудовая миссия выполнена!
- Вихрова, так ты идешь?!
- Само собой. – Ответила мне Ната. От, блин! Тоже мне, красавица писанная… а платьице ничего так, со вкусом подобрано. Открытое, с вырезом, фиолетовое! Ну, до моего наряда ей в любом случае далеко! Относительно наспех (все-таки прожаренными быть не хочется) начертили телепортацилнную руну. Поставили жилье на сигнализацию… Шучу, шучу, проинформировали о нашем уходе стоящего на кулаках Буслаева, как единственного остающегося в Резиденции. Меф что-то буркнул в ответ, мы условно засчитали это фактом того, что он все понял.
- Эх-х, повеселимся сегодня! Пошли, Ната, пускай стоит. Каждый выбирает развлечения по душе!
Ната только хмыкнула.

И вот мы в очаровательном месте, там, где все ведьмы чувствуют себя как рыба в воде!
Сегодняшней ночью здесь будет весело. И мы с Натой непременно этому поспособствуем!
А сейчас мы пойдем пошатаемся и поглазеем на народ и на вывески, до самого шабаша ещё часик есть. И я тут же потащила Вихрову в ближайший переулок, потому что эта дурочка озабоченная уже успела состроить рожицу одному особо подозрительному субъекту.
О, Тартар. Понаехали тут! Развернуться негде! Сорвала злость на двух мелких магах! Полегчало. Мне. А вот их буквально сдуло. О, девочка освоилась – уже качает с кем-то права. На мертвяка не похож, а, ладно, пусть сама разбирается!

----------------

Мефодий простояв необходимое время в позе акробата, спустился в приемную. Он был в расслаблено-скучающем настроении. Буслаев плюхнулся за стол, подкинул в руке тяжелую печать и усмехнулся. Какое счастье – тишина. Никто не вопит, не клянчит, ничего не взрывает (Чимоданов свалил к своей гиперактивной мамочке по ее срочному вызову.) Меф привычно коснулся языком сколотого зуба. Он уже собрался подняться наверх к себе, как посреди комнаты возник Арей. И с порога заорал:
- Где Улита, синьор помидор?
- Она с Натой на Лысую гору отправилась, - ошеломленно взирая на Арея, вякнул Меф. – А что случилось?
- О том, что случилось, ты узнаешь потом! А теперь собирайся – едем спасать мою секретаршу!

Глава 2.
Давненько Лысая гора не знала такого шабаша. На самом пике этого «плешивого холмика», как некогда выразился бывавший здесь проездом наследник мрака, в народе именуемый Мефодием Буслаевым, сейчас грохотала оглушительная музыка. Ведьмы, маги и прочие нелюди отрывались по полной, за три минуты успев раздолбать два магвазинчика, жилище циклопа, и грабануть погребок с выпивкой одного потомственного призрака, но на жалобы последнего, разумеется, никто внимания не обращал. И оно (привидение), грустно позвякивая лет двести не смазанными цепями, удалилось, сетуя на падение нравов. На паре столиков, под одобрительные крики магов, бывших не то что навеселе, а весе-о-олыми, две сексуальные лысегорские ведьмочки начинали танцевать стриптиз.
В это время Улита и Ната зажигали в ритме головокружительного танца. Вихрова выцепила себе из толпы вампирчика-очаровашку (у того буквально слюнки потекли от «неземной красоты» юной колдуньи),  Улита осталась верна своим вкусам, то есть джиннам кавказской национальности, дымком вившимися за столь эффектной дамой.
Оркестр гоблинов и орков заиграл нечто стремительное, танцевальное, ритмичное и, без сомнения, популярное. Лысая гора содрогнулась от восхищенных воплей! Вспыхивали и гасли огни, от ритмичного топота и криков закладывало уши.
Запыхавшаяся Ната с трудом пробилась к Улите. К сожалению, словами «а?» и «че говоришь?» все и ограничилось, ибо понять что-либо в таком гвалте абсолютно невозможно. Улита поняла только (и то по поднятым вверх большим пальцам), что Вихровой здесь нравится.

А в это время в отдалении от места событий происходило нечто странное: будто бы кто-то с неимоверным рвением и силой пытался раздвинуть пласты почвы. Мертвяки в ужасе шарахнулись прочь от этого незваного гостя. Вот вынырнула гигантская изуродованная кисть, ухватилась за мощное дерево, и выдрала его с корнем. Не обнаружив вблизи деревьев, лапища ухватилась за камень. Примяв его, нашла подходящую опору, и тут же вылезла вторая рука. На этой были длинные узкие пальцы, заканчивающиеся острыми, как лезвие бритвы когтями, черными с каким-то болотным оттенком. Вот нечто уперлось руками в землю и камень, начиная вытаскивать торс и голову, а точнее головы. Две головы, оказавшись на поверхности, тут же обшарили местность шестью красными светящимися глазами. Уродливо изогнутые носы со свистом втянули воздух, рот (у одной из голов) искривился в подобии усмешки. Нечто вылезло и затопало прямо туда, где грохотала музыка, за ним вились языки пламени, точно подол мантии, не причиняя вреда. Порой пламя причудливо изгибалось для того, чтобы лизнуть своим смертоносным огнем дерево или кочку.
Его заметили лишь тогда, когда он подошел почти вплотную к местному танцполу…

Глава 3.
Улита отрывалась по полной. Внезапно, слаженная работа музыкантов нарушилась. Оркестр побросал инструменты, исполнители кинулись врассыпную, истошно заголосив. Несколько шустрых магов телепортировали, несмотря на риск застрять в межпространстве. Остальные просто накрыли невидимым колпаком энергии, блокирующей дар перемещения. Очевидно, монстр знал, кто именно ему нужен. Выцепив девушку взглядом (еще бы – шесть глаз, как-никак!), этот кошмар протянул к ней лапищу, намериваясь просто сжать в кулаке. Остолбеневшая Ната, видя, что ее способности бессильны, стояла, будто окаменев, открывая рот, словно рыба, выброшенная сильной волной на берег. Эти красные глаза сковывали ее.
- Блин, дура, да беги же ты! – сама не знаю, что на меня нашло. Ну, скажите мне, зачем, зачем мне надо было выталкивать из-под захвата цепких когтей эту дурищу?! Видимо, мне надоело жить! Ну ладно, если оно решит меня сожрать, оно надолго будет помнить продукт под названием Улита, так же как и то, что хватать мое новое платье грязными лапищами из разряда камикадзе! Убью скотину!

В тот миг, когда пальцы чудовища сомкнулись на Улите, оно, удовлетворенно рыкнув, начало вновь погружаться в землю, посчитав, видимо, свой долг выполненным. Никто не успел и глазом моргнуть, как их поглотил холм. Спустя минуту маги осознали, что произошло. Вы думаете, кто-то остался помочь шокированной Нате? Ха, нравы не те! Все дружно смотались с места преступления. Вихрова опустилась на колени в том месте, где исчезла Улита, попыталась прощупать на предмет телепортации и прочей транспортной магии. Но было глухо, как в танке. Мозги Наты, заработали с удвоенной силой, пытаясь найти ответ на один из извечных вопросов, а именно «что делать?» Девушка не любила чувствовать себя беспомощной и слабой, когда это не касалось парней. Долго напрягаться ей не пришлось, и одна проблема была разделена на троих. Рядом с Натой возникли взбешенный Арей и настороженный Меф. Ведьмочка, украдкой всхлипывая, рассказала им о случившемся. Настроение у мужчин снизилось ровно вдвое, хотя, казалось, дальше некуда. Арей, помянув Лигула и послав его по замысловатому маршруту, провел ладонью над холмом. И, нахмурив брови, обернулся к Нате:
- Быстро телепортируй на Дмитровку. Тебе здесь больше делать нечего. А господин Буслаев, если не трусит, отправится со мной, раз уж мы не успели сейчас.
Меф вспыхнул. Наезд был неоправданным, однако, права сейчас качать было бы не самым лучшим решением. Дождавшись, пока Вихрова телепортирует, Мефодий спросил:
- Вы знаете, что это было? И куда оно уволокло Улиту?
- Надо полагать, ты согласен составить мне компанию в спасательной операции?.. Так вот, о том, что это такое я не имею ни малейшего понятия, но, судя по остаточной магии перехода, к нам он был направлен из мира-отражения, прямо связанного с нашим. Туда мы и направимся, если ты мне поможешь с открытием пространственного окна.
Меф кивнул, и мечник мрака начал чертить замысловатую руну прямо в воздухе…

Глава 4.
…Арей провел последнюю черту и, оглянувшись на Мефа, кивком головы подозвал его.
- Урони каплю своей крови в центр руны. Я бы и сам это сделал, но в тебе, как-никак силы, Безликого Кводнона, возможно, это нам поможет, и там, в отражении, мы окажемся гораздо ближе к цели, чем я могу предположить.
- А нас может вынести прямо к Улите?
- Это бы был идеальный вариант. Но так просто все не будет, увы. Ну давай же, чего медлишь?
Меф достал керамбит -  нож с серповидным клинком, заточенным с внутренней стороны и кольцом для пальца на головке рукояти для лучшей хватки – меч призывать для того, чтобы надрезать палец, не имело смысла… А нож-кинжал, подаренный Ареем на прошлой неделе, подходил для этой цели более, чем хорошо. Буслаев вытянул левую руку на руной и чуть надрезал мизинец. Не ему, конечно, бояться крови, но кто знает, вдруг эму придется держать меч не так, как он привык… Две капельки крови упали в середину буквы-паучка. Руна начинала светиться оранжево-красным светом.
- Пора! – и, взяв Мефа под локоть, Арей шагнул.

---------

Улита пыталась вырваться из железной хватки монстра. Получалось у нее плохо, а именно, никак. Решив действовать ему на нервы, Ведьма стала ломать комедии, играя роль истеричной дамочки:
- Ты куда меня тащишь, чучело необразованное? Что ты делаешь? Куда палец положил?!
А ну перехватись, пошляк! Я на тебя в суд подам за домогательства! Ты не знаешь, с кем связался, я тебе еще устрою сладкую жизнь!..
Бедное нечто терпело ее пятнадцать минут: на пятой начало вздыхать, совсем как человек, которому глуховатая бабка-соседка изрядно надоела, но обижать вроде нехорошо. На девятой минуте монстр почесал себе свободной рукой в затылке, на тринадцатой, как показалось Улите, чуть ли не возвел глаза к небу. Небо, к слову, было закрыто мутно-серыми тучами с розоватым оттенком по краям. Кое-где, сквозь зазоры пробивались солнечные лучи. Местность по ощущениям была Улите знакома, а вот глаза с удивлением разглядывали высящиеся вокруг них горные цепи. В следующий миг ведьма отвлеклась на крик, так как каменно-спокойный монстр прыгнул в расщелину, скрытую туманом.
- Ааа!!! Я жить хочу! – пришлось наплевать на невозмутимый вид. Но земли все не было, Улита, устав надрывать голосовые связки, прикинула, что дома глубина соответствовала бы Среднему Тартару.
- Наконец-то, замолкла! – произнес над ухом утробный свистящий голос.
- А… что… Это ты сказал?
- Ну я. А что, это преступление? Твои крики и истерика начали мне досаждать!
- Преступление то, что ты меня нагло спер! Отвечай, кто тебя послал, хочу знать, кого при встрече насадить на рапиру!
- Хозяин послал, я пошел! Мое дело выполнить приказ! Доставить ведьму из Резиденции мрака.
- Кто твой хозяин? Зачем я ему?
- Сама спросишь… Я... не могу… долго… Говорить…
Они приземлились, гулко впечатались в землю лапищи существа. Улита хмыкнула. А вот недра Тартара совсем как у них!..

Глава 5.
- Вот это пейзажик! В какой стороне нам искать Улиту? Везде ж непролазные горы! И, кажется, дождь собирается…
- Я тебя не понимаю! Ты наследник мрака или кто? Вот уж никогда бы не подумал, что надежда всей тьмы боится намокнуть под дождиком и попрыгать по склонам гор!.. Шагай за мной, Чай Кофич, и не задавай дурацких вопросов! Сейчас я еще вижу отблеск ауры Улиты, а вот после грозы, как ты верно заметил, надвигающейся сюда, это будет немного сложней…
- Но что… Е-мое! – у Мефа в руке блеснул меч.
- В чем дело, синьор-помидор, слежку заметил? Поздновато… Они ждали нас, и идут за нами с места нашей телепортации, но раз не тронули до сих пор, значит, наша смерть не нужна. На данный момент не нужна.
«Да, умеет Арей успокоить!» - подумал Меф, но меч дематериализовывать не стал, так, просто на всякий случай.
Это самый случай настал в тот момент, когда Арей, шедший впереди, остановился на миг, а потом развернулся, и со словами: «прошли, надо немного вернуться», зашагал обратно.
Через пару шагов остановился и, хмыкнув, заглянул в пропасть. В то же мгновение на них со всех сторон накинулись. Меф четко видел сфинксов, гарпий, мантикор, остальные слишком мельтешили перед глазами. Еле-еле ухитряясь отбиваться, Буслаев оглянулся на наставника. Арей был само спокойствие, только меч летал из руки в руку, стараясь достать врага прежде, чем тот достанет его, в то же время, боковым зрением наблюдая за успехами Мефа. Арей думал, что ему может понадобиться помощь. Меф разозлился: можно подумать, он прям такой неуч, каким его иногда любит выставлять Арей, особенно оставаясь среди своих. Э-э, нет уж! Что ж я эту нечисть не смогу размазать, что ли! Меф вспомнил то ощущение, когда из его глаз били огненные лучи и, сосредоточившись, обрушил свою ярость на несчастных животных, оказавшихся не в силах противостоять. Те, кто был поумнее, забились в расщелины, остальных же он пожег огнем, тех, кого не достал Арей. Меф осознал, что за его действиями Арей наблюдал очень внимательно, не опуская меча. Огонь потухал. Меф оптимистично понадеялся, что это все, как из тумана вынырнули странные фигуры в балахонах… Эти были не то, что необычные зверушки, эта компания больше всего напоминала тех беглецов из Нижнего Тартара, с которыми сражаться Арею и Мефу помогала в тот раз Дафна, отгоняя взбесившихся воинов своими маголодиями… Но сейчас Дафны с ними не было, и это решило исход поединка. Их оставили в живых, как ни странно, но скрутили и повели прямо сквозь гору, а затем заперли проход и ушли, прошипев напоследок, что с ними еще не закончили…

------

Монстр нес Улиту по бесконечным извилистым коридорам. Ведьма уже давно сбилась, пытаясь считать повороты, и теперь просто поглядывала по сторонам. Некоторые пещеры имели высокие потолки и слова отдавались в них гулким эхом, а какие-то были, настолько низкими, что ее похитителю приходилось сгибаться чуть ли не втрое. В некоторых коридорах было совсем темно, и Улита удивлялась, как несущее ее нечто умудряется не биться о стены, в других, напротив, стояло столько факелов, что они ослепляли девушку после кромешной тьмы. Наконец, их путь подошел к концу. Монстр открыл неприметную дверцу и силой впихнул туда сопротивляющуюся Улиту.
- Жди здесь… За тобой… придут… позже… - и захлопнув дверь, потопал прочь.
Улита огляделась. В меру чистая комната-камера, стол и стул посередине помещения, окошко, выходящее, как позже выяснила ведьма, на огненную реку с колдовским мостом над ней. «В общем, жить можно», - подулала Улита и стала ждать...

Глава 6.

На поверхности начинался новый день. Однако Улита, задремавшая за столом, потеряла счет времени. Все было тихо. Река, с ее тихими потрескиваниями и вспышками, уже давно не отвлекала ведьму, слившись в привычный для нее поток звуков. Улита устала от происходящего, устала от неизвестности, а, как известно, право называться лучшим средством от усталости банальный здоровый сон ещё не уступил никому. И потому сейчас девушка спала, положив голову на руки и слегка чему-то улыбаясь. Быть может, ей снился Хранитель из Прозрачных Сфер, а, может, ее возможная жизнь без мрака… Во всяком случае, история об этом умалчивает… Возможно, именно поэтому Улита и не услышала скрежет ключа в старинном прочном замке, за которым последовал протяжный скрип-стон мощной двери. Девушка очнулась лишь тогда, когда ее полного плечика коснулась тяжелая рука. Улита мгновенно подскочила и, отпрянув в сторону, выхватила рапиру. Мужчина никак не отреагировал на столь явную агрессию, просто попросил перестать дергаться, ведь ему она сделать ничего сейчас не сможет.  И такая непрошибаемая уверенность была в его низком голосе, что Улита опустила оружие. Она не могла видеть лица вошедшего, черно-красный балахон скрывал его полностью. Мужчина усмехнулся.
- Иди за мной. Владыка желает видеть тебя. Горе тому, кто посмеет прогневать его.
- Может, хоть ты скажешь, что за птица этот Владыка? Але-о-о, гараж, я не со стеной говорю! Имя у вашего начальника есть? А у тебя? Просто обычно незнакомые люди представляются, то есть сообщают собеседнику свое имя. Странная традиция, не так ли?
Вот меня, например, зовут Улита. Ты что, вьюноша, язык проглотил?
- Просто мое имя тебе знать незачем. Тебя каждый раз будут сопровождать новые стражи. А имя Владыки не имеет права произносить никто.  Ты сама его скоро узнаешь.
- Мда-а, как все запущено!.. Ну, хоть какой он, ты можешь сказать?
- Нет, я никогда его лично не видел. Это позволено лишь избранным. – В голосе ее собеседника послышалась злость и зависть. Улита поспешила увести разговор в сторону.
- А как называется это место?
Мужчина повернулся к ней лицом, скрытым тканью балахона. Однако по голосу было слышно, что он безгранично удивлен. 
- Тартар, разумеется! Хотя, если тебя интересует наше конкретное местонахождения, то сейчас мы подходим к Альмандиновой зале.
- Почему Аль… Альма… Как ты сказал?
- Альмандиновой. Сейчас увидишь. Точно знаю, что у вас такого еще нет. Такие залы - недавние постройки, и эта - самый прямой путь к трону Владыки.
Зайдя вслед за свом проводником, Улита не сдержала удивленный возглас. Действительно, такого она в своем мире не видела: стены и потолок залы были сделаны из буро-красного камня, переливающегося всеми гранями при свете ламп из аметиста. В просторном зале стояло три искусственных небольших водопада в чашевидных подпорках из горного хрусталя, с одним уточнением – вместо воды в них плескалась лава. Приглядевшись, на янтарном полу Улита различила мозаику. Ее спутник ответил на незаданный вопрос:
- Здесь изображена коронация Владыки, да хранит Его Мрак. - И, помолчав немного, уточнил, - ну как, тебе понравилось? Пойдем, не будем здесь долго стоять, я не хочу испытывать терпение повелителя.
- Погоди, погоди, ну ещё минуту… Я же не знаю, смогу ли я еще попасть сюда…
Страж вздохнул и, ухватив Улиту за руку, повел ее к дальней арке, также отделанной не то альмандином вишневого цвета, не то рубином, не то каким-то другим незнакомым ведьме драгоценным камнем. Девушке показалось, что они прошли залу совсем быстро. Но, оглянувшись, она поняла, что Альмандиновая зала намного длинней, чем ей чудилось. Похоже, они прошли около ста пятидесяти метров от противоположной двери…
- Шагай прямо. Не пытайся убежать – тебя все равно остановят. У меня нет допуска, чтобы идти дальше. В конце коридора магическая дверь, и стоят два стража. Они предупреждены о твоем приходе. За дверью… хм… скажем так, рабочий кабинет Владыки. Иди. Прощай.
И исчез.
«Какие мне все же доброжелательные, отзывчивые и разговорчивые охранники и похитители попадаются. Эх, надо было выспросить все-таки его имя… Нет, я, без сомнения, люблю Эссиорха, но разве мой проводник не лапочка?.. Ладно, приключения продолжаются! Прямо так прямо! И никаких проблем!»
---------

После двух неудачных попыток пробиться сквозь скалу, Арей успокоился насколько смог. Нет, все-таки обидно, когда ты первый мечник мрака и не в состоянии разобраться с нахальными шакальчиками – вояками. К несчастью Мефодия, рядом  с бароном мрака находился только он, и сердитый наставник решил проверить его теоретические знания, мотивируя это тем, что делать все равно больше нечего. В результате, проштрафившийся Буслаев теперь отжимался от пола, получив весомую словесную оплеуху, дескать, не стоит рассла^цветочек^ мозги в такой ситуации, и слушал комментарии Арея касательно своих успехов (и не надоест ему, нилб!), прерываемые уроками по истории Тартара и иерархии Хаоса и Мрака (сравнительная характеристика). Когда Меф уже был готов биться головой о стену, скала снова раздвинулась…

Глава 7.

В проеме стоял высокий страж с короткими темными волосами. За его спиной маячили еще четверо, видимо, на случай непредвиденных осложнений. Страж, не обращая внимания на прислонившегося к стене Арея, обратился к Буслаеву:
- Господин Мефодий, Вас желает видеть госпожа Прасковья. Прошу следовать за мной. Миледи не любит ждать.
Мефодий, слегка притормаживающий после того интеллектуального штурма гранитных стен крепости науки, что устроил ему Арей, не сразу понял смысл сказанного.
- Кто хочет меня видеть?
- Госпожа Прасковья. Если вы, Мефодий, не пойдете по доброй воле, нам придется вас заставить.
Меф оглянулся на наставника, скрестившего на груди руки и взирающего на него сквозь полуприкрытые веки. Страж тут же ответил на незаданный вопрос:
- За господином Ареем прибудут позднее. Идемте, вам ничего не грозит.
Пока Буслаев взвешивал все «за» и «против», пытаясь поймать взгляд Арея, страж достал из ниоткуда черный кожаный браслет.
- Госпожа Прасковья требует, чтобы вы одели это, Мефодий.
- Перестраховалась твоя дама, синьор-помидор, - Арей кивком головы указал на вещицу. – Видишь руны? Они на некоторое время свяжут твою магию. Скорее всего, когда ты прибудешь к месту назначения, с тебя его снимут.
- Вы считаете, что мне все же стоит пойти к ней?
- Я ничего не считаю, синьор-помидор. Просто, насколько я погляжу, нас с тобой не пытают, не убивают, значит, кому-то что-то нужно. Сходи, заодно и узнаешь. Поверь, хуже не будет. – И Арей чуть отвернулся к стене, плотно сжав губы.
Мефодий, колеблясь, потянул руку за браслетом. Застежка ремешка сама защелкнулась у него на запястье. Страж посторонился, пропуская Буслаева. Тот уже почти вышел, и в этот момент одно короткое слово придало Мефодию невероятных сил.
- Удачи, - прозвучало за спиной.
Проем в горе вновь сомкнулся, вновь окутывая Арея своей темнотой…

Мефодий прошагал под конвоем из стражей до высокого пика. Там его спутники остановились. Буслаев не мог понять, в чем дело, как вдруг увидел спускавшихся прямо на них пятерых драконов.
- Вас приказано доставить с комфортом, - произнес темноволосый.
«Да, похоже, у Прасковьи здесь вообще иное понятие о комфорте», - подумал Мефодий, и в полете, чтобы скоротать время, решил порасспрашивать, так сказать прощупать почву.
- Ответь-ка мне, любезный, хорошо ли тебе живется?
Страж недоуменно покосился на него, подозревая подвох. «Ха! Значит, мысли он не читает!» Совладав со своим лицом, придав ему спокойное выражение, страж осторожно ответил:
- Вполне прилично.
- Уже радует! А кто нынче Тартаром-то управляет? Неужели Прасковья?
Страж был в непонятках. Он растерялся, не зная, стоит ли отвечать на такие вопросы, вдобавок ему было непонятно внезапное расположение Буслаева. Темный ожидал чего угодно, но не этого. Даже при резких вспышках ярости Мефа, он знал бы как действовать, а тут такое отступление от правил. Помявшись, он решил рискнуть:
- Полноправной владыкой является не госпожа Прасковья, она, скорее, невеста повелителя, господин Мефодий.
- А что там поделывает мой хороший приятель? Лигул?
Глаза стража вновь полезли на лоб и затерялись где-то под волосами.
- Лигул давно не правит, Мефодий. Он был убит, правда, до того, как я был принят в личную стражу леди Прасковьи, потому подробности мне неизвестны.
«Хм-м, кажется, говорит правду. Слишком удивлен и напуган, чтобы лгать… Ой, таки драконы не самое удобное летательное средство, тряска как по кочкам, конечно. Поскорей бы долететь уже».
- А Прасковью до сих пор сопровождает шоколадный слуга?
Взгляд шокированного человека, пардон, стража, и… молчание.
«Нилб, видно, дурь какую-то сморозил… А-а-а-а, караул!» Драконы, описав в воздухе полукруг, резко пошли на снижение, уйдя в почти отвесное пике в одно из ущелий. Мефодий изо всех сил вцепился в жесткий серый гребень. Они были почти у земли, когда за спиной распахнулись сильные кожистые крылья, и дракончик мягко приземлился прямо перед небольшим замком, уходящим, возможно, коридорами до самого Тартара.
Его проводник что-то прошептал, наклонившись к самой двери. Та распахнулась.
- Прошу, господин Мефодий. Дальше вас встретят.
И Мефодий перешагнул порог…

Глава 8.
«Встретят, встретят… Вранье сплошь и рядом! Не торопятся здесь меня встречать. И стоило тогда нестись сломя голову?.. Увижу своего проводничка, поясню ему, что запирать наследника мрака в темной-темной комнате большого-большого замка, по меньшей мере, неостроумно, более того – это откровенное неуважение к высокой персоне, прибывшей издалека!.. Упс! Похоже, общение с Улитой чересчур сильно на меня повлияло… Нет, права покачать - дело, конечно, нужное и, бесспорно, полезное, но для этого дела нужен живой собеседник…» Мефодий вытянул вперед руку и сделал осторожный шаг вперед. В то же мгновение по всему залу разлился мягкий свет от черных свечей в золотых подсвечниках. Более того, от самих стен исходило зеленоватое магическое сияние. На полу лежал бархатный ковер, ведущий в следующую комнату. И… никого. По прежнему. Мефодий пожал плечами и двинулся дальше. Он проходил зал за залом, немного поражаясь роскоши обстановки. Картины, скульптуры, стеклянные цветы, порой даже оружие на стеллажах не уставали удивлять своей красотой и мастерством исполнения. У Мефодия появилось чувство дежа вю, ему казалось, что некоторые залы он проходит дважды, петляя по причудливым лабиринтам замка «госпожи Прасковьи». Ему давно это надоело, да вот только и выбраться он не мог, и потому продолжал блуждать по комнатам и коридорам, все углубляясь в недра чарующего здания. Наконец, он как будто набрел на незнакомый поворот. Меф кинулся по нему чуть ли не бегом. Пинком распахнул следующую дверь. Затемненная комната представляла собой нечто совмещающее рабочий кабинет и спортзал. В дальнем углу комнаты, сидя на узорчатом стуле, над столом склонилась девушка лет двадцати трех, быстро пишущая что-то на жестком пергаменте. Меф, стараясь не напугать ее своим внезапным появлением, стал медленно подходить с освещенной стороны. Очевидно, девушка почувствовала его приближение и подняла голову. Мертвенно бледное лицо, внимательные светло-голубые почти прозрачные глаза, неестественно алые губы,  волосы уложены в замысловатую прическу. Бархатное кроваво-красное платье только усиливало вамп-эффект. Девушка чуть склонила голову набок, словно спрашивая, узнал ли он ее. Мефодий не мог оторвать от неё взгляд.
- Прасковья, - прошептал он. В глазах девушки вспыхнула радость, она расхохоталась. Сильный вихрь пронесся по комнате, сшибая Мефодия с ног, заставляя бумаги кружить бешеным хороводом. Не обратив на них внимания, Прасковья кинулась к Мефу, помогая ему подняться. Коснулась его руки, освобождая от черного браслета. Изящно поднялась сама и показала Буслаеву на кресло. Меф сел. Прасковья, щелкнув пальцами, телепортировала несколько блюд с изысканной едой. Сделав маленький глоток из бокала с вином, Прасковья тихо, с усилием начала разговор. Тот факт, что наследница говорит, поразил Мефа даже больше, чем последовавшая речь.
- Здравствуй, Мефодий. Я ждала тебя… Провидец обещал, что ты придешь… Возможно, ты сможешь помочь нам всем… Но прежде, чем я поясню тебе, ты ничего не хочешь у меня спросить?
- Где Ромасюсик? – вырвалось у Мефа. Прасковья быстро прикрыла глаза, однако Буслаеву показалось, что за длинными ресницами мелькнули слезы. Буслаев непроизвольно глянул на ее эйдос, он сверкал до сих пор, но был точно опаленный.
- И это все, что тебя интересует?! Ну что ж, давай по порядку… Лет пять назад дядюшка внезапно исчез. Тебя почти силой впихнули на трон. И меня в твою свиту… надо сказать ты быстро освоился… А потом пришел тот, другой. Не знаю, что произошло меж вами, но на следующее утро после вашего конфликта на троне сидел ОН. И свою власть начал утверждать кровью врагов и союзников. ОН объявил войну свету, повергнув мир во мрак. Повсюду кипели войны, рушились цивилизации. Теперь почти везде руины и горы Тартара, поднявшиеся до Внешнего мира… Теперь Мрак правит Вселенной… Сперва ОН расправился с валькириями и златокрылыми, потом добрался и до Хранителей… Адское пламя поглотило Эдем… А мы потеряли лучших бойцов, из старой гвардии никого не осталось… А ОН все не насытится, и все ЕГО боятся, никто не смеет поднять головы… Но я надеюсь, что, быть может, здесь ты одержишь верх…
- Но кто этот ОН?.. – начал Меф, как в дверь внезапно постучали. Прасковья замолчала и напряглась. Ворвался тот самый страж, сопровождавший Мефа по дороге в замок. Его меч был забрызган светящейся кровью. Торопливо припав на колено, страж, задыхаясь, произнес:
- Они уже здесь, госпожа… Вам нужно уходить…
- Не тревожься, Холфер. А тебе, Мефодий, сейчас придется уйти. Я задержу погоню насколько смогу, но я не думала, что так быстро… Холфер, отныне ты поступаешь в распоряжения, господина Буслаева… и в случае чего ответишь головой… - Прасковья подошла к стене, дотронулась камня и… Меф увидел, как стена стала водянисто-прозрачной. Прасковья на прощанье нежно коснулась его руки. Снаружи уже слышались крики… Прасковья, развернувшись, взмахнула рукавом и устремилась на звуки битвы, а Холфер подтолкнул Мефа к стене, в который раз вынуждая перешагнуть грань…

Глава 9.
Темнота, вновь темнота… Как мне это надоело… Сколько должно пройти веков, чтоб утихла боль потерь, чтоб зарубцевались раны обид? Наверное, я сам виноват во всем… И когда их не успел спасти, доверившись тому, кого считал другом, и теперь. Воспоминания… Как же они жестоки! Но теперь я то, что есть сейчас, и мрак никогда меня не отпустит, терзая ложными обещаниями, надеждами… У стражей мрака нет души, и ты это прекрасно знаешь, но тогда что так сильно щемит в груди при возникновении их образов в сердце? Самых родных, дорогих… и таких далеких… теперь уже навсегда. Их не вернуть, нет дороги назад, так зачем тебе жизнь? Убивая других, ты убивал себя, и вот настал момент расплаты… Если бы я мог все вернуть… Мир стал бесцветным после их гибели, меня вела только одна мысль – месть… А был ли смысл во всем этом? Да, на время тоска отпустила, уступив место удовлетворению, а потом нахлынула с новой силой. И ты барахтаешься, барахтаешься в этом болоте, понимая, что уже поздно, сил не хватает, чтобы выплыть… насколько все бессмысленно и глупо. Скажи, ответь сам себе, зачем тебе громадная силища и изначальное знание, если их рядом нет? Зачем, если не смог их спасти?..
Каждый сам за себя – наш неписанный закон. А мне захотелось пожить для других…
Лучше бы умер я…
Надо бы тогда, наперекор мраку повернуться к свету, а я, как болван, с головой погрузился в кровь тех, кто был виноват…
Но кто бы мог подумать, что судьба подарит мне шанс в образ светловолосого мальчишки, который по сценарию должен стать Повелителем мрака? Какой из него повелитель? Мальчик слишком светел для этого… Что в нем такого особенного, барон, что привязался к нему, почти как если бы он был тебе сыном? Не слишком ли ты порой суров к нему? А все потому, что он тебе не безразличен как прочие ученички, которых просто приткнули в довесок…
Зачем ты вообще потащил его сюда, спасать другого близкого тебе человечка? И что, сейчас ты один, в полном неведении… Каково тебе, первый мечник, понимать это?
И ты сжимаешь кулаки, выкрикивая в зловещую тьму:
- Не отдам!

Глава 10.
«Снова бежать! Позорище, что б сказал Арей! Наследник мрака показывает пятки простым стражам! Аж самому противно!»
- Слушай, Холфер, а куда мы бежим?
- Как можно дальше отсюда, если прорвемся, то к руинам Эдема. Слуги Владыки туда редко заглядывают… А госпожа Прасковья к тому же верит, что вы сможете изменить всю нашу жизнь…
- Знаешь, давай на «ты», а то мне прям неудобно, что мне «выкают»
- Хорошо, как скажешь.
- А ты, кстати, хочешь, чтоб жизнь изменилась? Ты как никак страж мрака, тебя должен устраивать такой беспредел…
- Не сыпь мне соль на рану! Мне все говорили, что я слишком человечен для стража мрака, кое-кто предлагал даже убрать меня, пока дел не натворил… Одно радует, Владыка никогда не воспринимал таких как я всерьез, а тут еще и Прасковья вступилась… - Холфер замолк, понимая, что последних фраз можно было и не произносить. Мефодий для себя уже причислил Холфера к категории если не друзей, то тех, кто в скором времени ими станет. Молодой страж был ему симпатичен.
Наконец, как ни банально, забрезжил свет в конце тоннеля. Холфер вывел Буслаева на другую сторону горы к очередному обрыву. Нарисованная пентаграмма с рунами по центру наливалась силой, требуемой для телепортации.
- Так что, неужели в Эдем? – окликнул Холфера Меф.
- К тому, что от него осталось, - невесело поправил его тот.
«Вот уж точно – ни минуты покоя, ни секунды покоя, что же это такое?!»

------------------------------

Улита все шагала по коридору, уже имея в поле зрения парочку стражей возле вычурно украшенной двери. Если верить стражу, который ее привел, это – рабочий кабинет вышеупомянутого Повелителя тире Владыки. Охрана личных покоев не подавала виду, что Улиту ждут, так, прохладненько поглядывала на приближающуюся ведьму. Улита занервничала.
Подойдя вплотную к темным, она уже открыла рот, чтобы представиться, но тут стражи также молча открыли ей дверь. Улита зашла.
Ковровая дорожка, ведущая к трону, сам трон, особо выполненный, напоминал времена античных богов. На троне – молодой мужчина, величественный и чарующий.
Почти бог, если бы не безграничное презрение во взгляде. Томная, расслабленная поза, длинные пальцы, лежащие на подлокотниках, лукавая усмешка…
Не по себе стало Улите и от леденящего кровь пронизывающего взгляда. Воин, теперь настоящий воин… и убийца. Дарх сияет на груди лунным светом. Меч? Вот он -  прямо возле трона, по другую сторону жезла Повелителя, если что – тут же окажется в руке, выписывая смертоносные дуги, выполняя точные уколы…
Истинный Принц Ночи, стремительный и жестокий…
Почему он стал таким?!
Ну, не могла она признать, что это он. В ее памяти он был другим…
Но ошибиться невозможно, просто он чуть старше – Улита замерла, осененная внезапным пониманием – те же меняющие цвет глаза, чуть сколотый зуб и, конечно, роскошный хвост светлых волос. Мефодий Буслаев, Владыка Мрака, Повелитель Тьмы.

Глава 11.
На Улиту устремлен порабощающий взор ледяных зрачков. Глаза Повелителя чуть прищурились, а затем на ведьму полился поток медовых речей коварного Властелина. Не лопухоидного подростка с необычным даром, а стража мрака, привыкшего манипулировать, симулировать чувства.
- Рад видеть тебя в моей скромной обители, милая Улита! – ослепительная улыбка на все тридцать два. Материализация кресла напротив. – Долго же ты добиралась! Впрочем, ты, наверное, устала в пути. Садись! Я надеюсь, ты окажешь мне честь, отобедав со мной?
- Мефодий? Это правда ты? -  Улита не узнала своего резко подсевшего голоса.
- Ну, неужели за каких-то пять-шесть лет я так изменился, что ты не можешь меня узнать, - и владыка едва слышно пристукнул жезлом о ножку трона. Тут же торопливо вбежали несколько стражей, водрузили на возникший стол еду, и, стараясь не попасться на глаза хозяину, сгинули также неслышно. Мефодий сам налил Улите вина. Снова улыбнулся, протягивая ей бокал.
- Что ж ты так сопротивлялась моим слугам, родная? Неужели тебе не хотелось навестить меня такого?
- Видишь ли, Меф, - Улита уже чуть осмелела, - не привыкла я, что за мной всяких монстров посылают, чтоб меня похитить, и чтоб это называлось «пригласить  в гости».
- Неужели посланник был с тобой так груб? Ну, что ж, он за это ответит, можешь не сомневаться, - в глазах промелькнуло пламя. Улита вспомнила более-менее прикольного и неразговорчивого монстрика, и внезапно испугалась за него:
- Нет-нет, не стоит. Все было замечательно, поверь. Только неожиданно! – Буслаев – Владыка только усмехнулся в ответ.
Он хотел что-то сказать, как дверь распахнулась, и на колени рухнул страж, подползая к Мефу. Взгляд повелителя остекленел, в голосе зазвучал металл, когда тот отдавал приказ несчастному стражу, тихо что-то прошептавшему так, чтобы Улита не расслышала. Однако чуткий слух ведьмы уловил что-то вроде «они пришли за ней» «Она симпатизирует» «иначе догадается». В следующий миг Мефодий поднялся:
- Сожалею, но придется отложить нашу беседу до завтра. Сейчас меня ждут неотложные дела. Тебе приготовили комнату. Регор проводит тебя. – И величественно поднявшись, стремительно вышел. Улита осталась одна…

-----------------------------------------

- Как вы смеете врываться ко мне? Я вас в Тартар сошлю! Кто вам разрешил проводить обыск? – кричала Прасковья, врываясь в помещение, где вовсю шла потасовка.
- Я так пожелал. Где он? Куда ты его спрятала, гадина?! Ты недостойна быть невестой Владыки! - Сильная рука вынырнувшего из темноты мужчины хлестнула девушку по щеке, сбивая ее на пол и оставляя красный унизительный след.
– Искать, хоть из-под земли достаньте его! – нечеловеческий рык сотряс помещение, подгоняя стражей. Мужчина наклонился, приподнимая Прасковью за подбородок. Девушка вздрагивала. – А ты, если продолжишь путаться у меня под ногами и покрывать его, горько пожалеешь! – прошипел он и исчез.
Прасковья вновь бессильно опустилась на пол. Волосы закрыли ее лицо, а вокруг продолжали обыскивать шкафы и тайники тихо глумящиеся стражи…

Глава 12.
«Девка совсем выходит из-под контроля! Надо ее наказать, а заодно и стражей, прислуживающих ей. Что-то она слишком добра с ними. Это подозрительно. Раньше она такой не была...
Ну, да ничего. Пара дней под плетями в пыточной – и она снова будет как шелковая! Возможно, я даже займусь этим лично…
Мне так нравится слышать, как она кричит он боли, и как от этих криков содрогаются стены!» - зловещая усмешка появилась на бледном лице, так причудливо окрашенным светом пламени свечей, что становилось жутко, и холодок пробирался к сердцу от этих твердых уверенных шагов… 
------------
Улита пребывала в недоумении и легком шоке. Она не могла понять, какая роль отведена ей в этой жестокой комедии.
Она еще пять минут подождала некоего Регора, который должен был ее проводить, но тот все не появлялся. Улита, пошерстила по столику с обедом, заметно уменьшив количество блюд, так как за время путешествия от и до очень проголодалась. Аккуратно вытерла губки и, вздохнув, направилась к двери, искать хоть кого-то, кто в состоянии провести ее до обещанной комнаты.
Охрана стояла так же неподвижно, а вот сама поменялась. Это были не те, кто ее сюда впускал.
Зато в конце коридора маячила смутно знакомая физиономия. «Да это ж тот симпотяжка, что вел меня сюда!» Страж уже махал ей, подзывая к себе. Улита подошла, оглядываясь на безмолвную охрану.
- Наконец ты догадалась выйти! Мне ж туда нельзя проходить, а связаться с тобой не получалось…
- Ты ж вроде говорил, что мы больше не увидимся?
Страж на миг прикусил губу и ответил уже холодно и серьезно:
- Если я тебя по каким-то причинам не устраиваю, к тебе прибудет другой. Жди здесь. Я сообщу о твоем желании. – И начал телепортацию, когда Улита внезапно перехватила его за рукав.
- Не бери в голову, лапуля. Может, теперь представишься, раз ты официально мой экскурсовод?
- Регор. – Угрюмый взгляд, адресованный Улите, пояснил, что стража она обидела. – Вопрос о моем присутствии отпал? Тогда пойдем. – И, не оглядываясь, пошел по коридору в другую сторону от «кабинета» повелителя.

Прасковья металась, не зная, чего ожидать от женишка. Одно понимала наверняка, Мефу угрожает опасность. Девушка не находила себе места, садилась в кресло и вскакивала, начиная мерить комнату шагами. В ней теплилась любовь к этому Мефу, и одновременно взвивался страх перед вторым. Она не знала, зачем Повелителю Улита, но понимала, что Меф ему нужен больше, причем в абсолютно определенном месте – на том свете. В далеко неглупой голове Праши давно крутилась мысль подключить к делу Арея в конце концов. Но она опасалась, что Буслаев-владыка не оценит возвращение бывшего учителя. А в случае дуэли, кто знает, каков будет исход? Повелитель сейчас лучший, но только потому, что конкурентов на звание первого меча нет. А барон мрака все же не абы что, он многие века был и есть первым там. Но молодость порой предпочтительнее опыта. И это не давало Прасковье покоя… Наконец, она решилась. Вспомнив, что Холфер теперь с Мефом, и звать его неразумно, девушка кликнула мага, преследующего ту же цель, что и она…

----------------

Регор доставил Улиту в целости и сохранности. И, судя по оживленному разговору, уже ни капли на нее не сердился. Какой там суровый страж! Так молоденький паренек, составляющий компанию эффектной девушке, развлекая ее шуточками и историями из жизни. Регор расспрашивал Улиту о ее жизни, о том мире-отражении, где она живет, насколько реальность там отличается от здешней. И медленно подошел к интересующей его теме:
- Скажи, а у тебя парень есть?
Улита замялась. С одной стороны Эссиорха и парнем назвать нельзя, по возрасту не проходит, с другой занимает половинку ее сердца, а с третьей ей не хотелось портить настроение Регору, спрашивавшего явно имея личный интерес.
«Ну чего я переживаю. Эссиорх там, далеко, и неизвестно, вдруг его навсегда отзовут в Прозрачные Сферы. А Регор здесь. Вьюноша симпатичный, особо дурных мыслей вроде не имеет, почему бы и не развлечься. Я все-таки мало кому нравлюсь без магии, нельзя такие шансы упускать», - успокоила Улита свою проснувшуюся совесть. И ответила по-женски:
- А что молодой человек хочет предложить?
Теперь настала очередь стража задуматься.
«Красивая она… Интересно с ней, мы близки по духу, наверное. Эх, парень не смей любить. Во-первых: ты мрак, во-вторых: она здесь ненадолго, в-третьих, разве может так быть, чтоб у этого темного ангела не было парня? Не хочет просто говорить… Ну и к лучшему. Он там, а я здесь. Я не собираюсь быть третьим, а в нашу Тартарианскую кафешку сходить не преступление!»
- Да вот, хочу тебя в кафе пригласить на ужин и думаю, не поймет ли это кто неправильно и не настучит ли мне потом по шапке?
- О, кафешка – это дело! Пойдем, показывай дорогу. – И повиснув у Регора на руке, ведьмочка вытащила его из покоев…

Глава 13.
- Неужели это все что осталось? Я никогда не был в Эдеме, но это… это ужасно! – твердил Меф. Обгоревшие деревья, черные выжженные прогалины полян, закопченное небо, развороченные, когда-то золотые, врата. И перья, ослепительно белые перья, повсюду.
И никого… Только унылый ветер напевает свою тоскливую песню. Красивый храм разрушен – это видно издалека. К Мефу запоздало приходит осознание того, что Дафны здесь нет, она погибла, она убита…
Буслаев пошатнулся, у него потемнело в глазах. Холфер придержал его за локоть.
- Представляешь, лет десять назад я случайно услышал одно пророчество и только теперь, кажется, понимаю его значение…
- Что? – До Мефа слова Холфера долетали плохо.
- А, знаешь, как я о нем узнал… Не поверишь! Мне рассказал грифон, а они ох как неохотно приближаются к стражам.
- У?
- Вот и я о том же. И почему именно ко мне?.. Я ведь тогда и не мечтал тебя встретить…
- Так о чем пророчество-то помнишь?
- Конечно, будто это было вчера. Слушай:

Прибудет девушка одна,
Лицом – как полная луна.
Два воина с другого дома
Владыку вскоре скинут с трона,
Приехав девушку спасать…
И первый собирает рать.
Ключ от загадки тот найдет,
Кто в  полночь к гробу подойдет,
Что в Храме брошенном стоит,
Где Санана огнем горит.
Второго ждет далекий путь
И должен смерть он обмануть,
Врата златые распахнуть
И мага сильного вернуть.
Его дружок найдет кинжал,
Которым дарх Троил срезал,
Кулон с загадочным туманом,
Что сможет справиться с обманом.
Девица с алыми губами
Хранительницей будет в Рае.
Сойдутся два Владыки в небесах
На линии прямой единственной
И, заискрившись, пламя  в волосах
Победой обернется истинной!

- Ни фига себе!.. Все людям! Как ты это запомнил?
- Само запомнилось. Я тогда долго думал, но понять ничего не смог, а сейчас оно начинает сбываться. Смотри, уже ты с Ареем перенеслись спасать Улиту.
Тебе не кажется, что пророчество про вас?
- Очень сомневаюсь, честно говоря. Даже сам не знаю почему… Пошли, кстати, к Храму прогуляемся, все равно не на пустыре ж стоять!
И двое парней направились к руинам Эдемского храма, болтая и совсем не замечая быстрой тени, шмыгнувшей вслед за ними…
- Все равно здесь еще красиво! Чувствуется величие и освещенность… Оп-па, а ну-ка, посмотрим, что это!
- Кинжал… Таких много валяется…
- Кинжал, да не простой. Глянь у него к рукояти лезвие другого цвета, как другой металл…
- И правда! Не знаешь, что это может быть?
- Не имею ни малейшего понятия. Но кинжал не наш, не тартарианский… Такое ощущение, что он вмещает в себе две сущности. Сродни твоему мечу, Меф. Только Древниров клинок переродился для зла, а этот нет. Странно…
К тому же, если сравнить клинки павших и этот, то, похоже, что его недавно использовали…
- Господа, я тут где-то посеял Разумное, Доброе, Вечное – никто не находил? – послышался за их спинами издевательский вопрос…

Глава 14.
- Коноплю, что ли? Нет, братан, не находили, уж прости! – настороженно ответил Холфер, вглядываясь в серые насмешливые глаза мага. На вид, чародей был одних лет с Холфером и Мефом – Владыкой. Темные волосы, крутой упрямый лоб, зрачки, расширенные, как у рыси. И невзрачный перстенек на руке. Черный плащ скрывал накаченный торс.
- Кто ты? – спросил Меф. Что-то в маге было знакомое, неприятно раздражающее.
- А ты не узнаешь! Конечно! Я тот, кто убьет тебя, чтобы ты больше никого не убил!
- Не вздумай! Ты не понимаешь! – заслонил Мефодия Холфер.
- Прочь с дороги. Если ты отступишь, я тебя не трону. Слово некромага!
А то знаешь, лучше гипс и кроватка, чем гранит и оградка...
- Багров? Матвей? Это ты?
- Хо, да я становлюсь популярен! Жаль, что никто не узнает, как я убил Властелина мрака!
- Зачем, как тебя, Матвей? Зачем, это не тот, не теперешний Владыка.
- А мне наплевать! Он станет таким! А я хочу отомстить! За все! Сначала этому, а затем и тому!..
- Но у меня есть дело! Меня нельзя сейчас убивать!
- Трусишь, Буслаев! Ты всегда был тряпкой!
Меч сам вспыхнул в руке Мефа. Багров извлек собственный. И не успел Холфер кинуться на помощь, как Матвей вскинул голову и, прошипев «Вот дьявол», кинулся в развалины. Меф не знал, почему последовал за ним, драться ему уже расхотелось.
- Ищут, который день рыщут, а все из-за тебя! Раньше почти не заглядывали… Эдем был достойным убежищем…
- Вот мы и хотим свергнуть Владыку, чтобы прекратить бессмысленное пролитие крови. – Впервые Холферу удалось удивить Багрова. Глаза некромага прищурились.
- Как я могу понять, что ты не лжешь?
- Раз мы идём к светлому будущему, значит, не от хорошей жизни.
- Хм, забавно. Флаг вам в руки, Буслаев, с тобой я поквитаюсь позднее. Мне все равно, который из наследников Тьмы умрет. Я буду до конца преследовать второго. – И черной тенью скользнул прочь…
- Постой, может…
- Бесполезно, Мефодий. По крайней мере, сейчас… Он тебя слишком ненавидит, я чувствую, но не знаю, почему. Есть идеи? – шепотом спросил Холфер, неуверенный в том, что те, кто искал, ушли.
- Не знаю. Мне сказали, что валькирии погибли, а если так, то, наверное, из-за этого. Матвей любил одиночку… по настоящему любил, как я Дафну. – Мефодий замолчал, пытаясь взять себя в руки.
- Он нам нужен, я чую. Не понимаю, но знаю, интуитивно! Его надо найти, но как?
- Не бойся, найдем. Это я тебе обещаю…
- Знаешь, что я подумал? Может, ты мне поможешь вызволить из скалы Арея, у меня такое ощущение, что с ним мы разом решим много проблем? – С надеждой в голосе окликнул Мефодий приятеля.
- Тихо! Они совсем рядом! Вот черт!.. А-а-а!..

Глава 15.
- Ну как тебе здесь? По-моему, отличное место для тусовки!
- Да-а, немного иначе я себе кафе представляла…
Они были в просторном зале, по краям которого стояли столики, покрытые алой или синей узорчатой тканью. Посередине был танцпол, окруженный с одной стороны черной извилистой решеткой, единственным источником света были кристаллы, создававшие некое подобие лунного света, стены были украшены шкурками животных. На самом видном месте с портрета, сложив руки и чуть хмурясь, обозревал публику Владыка. Улита и Регор уселись за дальний столик. К ним тут же подскочил официант. Приняв заказ, он поклонился и с невероятной скоростью исчез. Регор не мог оторвать глаз от Улиты, а та, не замечая этого, с интересом разглядывала других посетителей, общую обстановку. Она смеялась, стражу хотелось, чтобы она смеялась всегда…  Дарх чиркнул его болью за такие светлые мысли, но Регор не обратил на это внимания. Он был полностью поглощен очарованием Улиты. Как она чуть закидывает голову, смеясь, как мило выглядят ямочки на щеках, как пепельные волосы причудливо светятся в отблесках кристаллов. Она что-то говорила, а он не вслушивался в слова. Ему они были сейчас не нужны. И потому, он очнулся, когда Улита начала трясти его за плечо:
- Эй, ты че, заснул? Первый, первый, я девятый, прием! Как слышно? Ты еще здесь?
- А… что?.. да…
- «Да» что?
- Да, слышу…
- Ну и о чем же я говорила? – Улита начинала сердиться.
- Эмм… Я не знаю… Я думал только о тебе… Мне кажется, я люблю тебя…
У Улиты следующая фраза застряла где-то в районе горла. Не каждый день она слышала такие признания. И потому не смогла придумать ничего лучше как заявить:
- Это в тебе выпивка говорит! Вон, смотри, уже глаза разъезжаются и руки дрожат! Ну, кому в здравом уме придет в голову любить стервозную толстую ведьму! «А Эссиорх-то мне не говорил про «Я тебя люблю», никогда не говорил»
- Только глупому темному стражу, который потерял голову, увидев девушку, о которой грезил в снах…
«О-оу! Да он не издевается и даже не шутит! А как же мой Эссиорх?» - снова всплыли давние сомнения.
- Прекрати! Пойдем потанцуем!..

----------------

Он невидяще смотрел во мрак, когда скала вновь раздвинулась, и вбежала девушка. Откинула капюшон. Арей, чьи глаза отвыкли от света, разглядел ее не сразу. Хрупкая, с темными волосами и алыми губами, она была ему знакома. Наследница мрака. Прасковья. Но что-то в ней изменилось. Арей подумал, что такой бывает раненая птица, лебедь, потерявший друга, сокол с подрезанным крылом, отпущенный на волю, понимающий, что неба больше не видать. Побитая собака, выброшенная на улицу умирать… Под глазами девушки черные круги, тонкие руки дрожат, в больших красивых глазах боль, унижение и страх. Арей содрогнулся, представляя через что надо было пройти, чтоб стать такой.
- Рада вас видеть, Арей!
- Банальная фраза… Ну и зачем я тебе понадобился, Прасковья?
- Я… Мне нужна ваша помощь…
Арей молчал, ожидая продолжения. Наследница поняла, что помогать он ей не хочет, и рассказала сама, прерываясь, чтобы не дать хлынуть слезам. Она не приняла в расчет, что Арей внимательно и задумчиво ее разглядывает. Прасковья говорила про судьбы, про Мефов, плакалась на жизнь. Умоляла помочь обуздать Владыку, защитить Мефа… Она уже не понимала, что и кому говорит… Ей требовалось излить кому-то душу… А Арей понимал, что она просит искренне, и был уже готов помочь, но не останавливал сбивчивую речь Прасковьи.
Наконец, она замолчала, покусывая губу и глядя на мечника. Барон мрака встал и подошел вплотную к ней. Прасковья прикрыла глаза, внутренне готовясь к посылу в лучшем случае к Лигулу, а то и еще дальше.
- Не дают мне уйти на пенсию!.. У тебя есть конкретный план? Нет? Что ж, люблю импровизировать!

Глава 16.
Улита и Регор танцевали уже третий танец. Это был подвижный вальс. Страж нежно придерживал ведьму за талию и улыбался. Внезапно Регор поморщился и потер висок. Это не укрылось от Улиты.
- В чем дело? – спросила она с беспокойством, все еще не отпуская его.
- Меня вызвал секретарь Владыки. Он говорит, чтобы я пулей доставил тебя в тронный зал.
- Твой Владыка нормально ко мне относится. Подождет. Давай еще танец...
- Улита! Себя не жалеешь, меня пожалей! Пойдем, прошу тебя!
- Ну ладно, ладно, чего сразу кричать? – И, обхватив Регора за шею, поцеловала прямо в губы…

---------------

Они возникли у самой приемной, не разрывая поцелуя. Худой страж, сидевший за столом, поднял глаза.
- Неужели ты соизволил явиться, мальчишка! – Регор вспыхнул. – Иди, вначале ты, потом она. Ну же!
Улита заметила как Регор, входя, рухнул на колени. Дверь захлопнулась. Страж вернулся к своим бумагам. Улита решила проверить, следит он за ней или абстрагировался от окружающего мира. Развернувшись, она двинулась прочь.
- Куда ты, ведьма! А ну, вернись! Тебе не давали разрешения уйти!
Улита застыла. А Регор все не возвращался. В полном молчании прошло минут пятнадцать. Улита недоумевала. Наконец, страж вновь оторвался от документов:
- Входи, ведьма. Их Величество Повелитель Мрака ждет тебя.
Девушка толкнула дверь.
Мефодий вальяжно раскинулся на троне. Он улыбался. Регора в зале не было.
- А где?.. – Начала Улита.
- Брось. Что, больше спросить не о чем? Тебе не интересно послушать про один артефакт под названием Лунный блик?
- ???
- Ясно. О нем действительно мало кто слышал. Так вот последнее время я интересовался историей артефактов и наткнулся на один очень любопытный факт. Когда-то давно Лунный блик был артефактом особой группы волхвов, помогая уравновешивать мрак и свет. Старики ревностно соблюдали правила, однако молодежи было на это, мягко говоря, начхать. И в результате артефакт взбрыкнул и исчез. Теперь появляется периодически, но в разных местах. Самое интересное то, что он дарует победу в любом, самом безнадежном сражении, но не дает себя найти стражам! – Меф украдкой скосил взгляд на Улиту – та была удивлена. Буслаев коснулся пальцем дарха.
- Эйдосы… Какое сокровище лопухоиды порой отдают за бесценок. Не правда ли, милая Улита? – Девушка сглотнула. Меф продолжал, не нуждаясь в ответе. – Совсем недавно я обнаружил эйдос редкой силы. Он показался мне знакомым, а ты его узнаешь? – У Владыки на руке засияла крохотная песчинка, вспыхивая и замирая, потянулась к Улите. Девушка судорожно вздохнула. Меф прикрыл глаза с длинными ресницами. – Я знал, что ты заинтересуешься. Я с радостью отдам его тебе, но за небольшую услугу, совсем крохотную. Все, что от тебя потребуется, это взять артефакт. Ты ведь не полноценный страж, ты – ведьма. Лунный блик тебя подпустит. Я все рассчитал, я знаю, где он материализуется. Соглашайся, и эйдос твой навсегда! Ну же, решай!
- Почему именно я?
- В принципе, можно было затащить и Нату, но ты даже лучше! – туманно пояснил Буслаев.
«Иногда счастье сваливается так неожиданно, что не успеваешь отскочить в сторону...» подумала Улита и сказала:
- Я согласна.
- Вот и чудненько! Оплата по выполнению! Значит так, ты отправишься…

Глава 17.
- …Вот черт!.. А-а-а!..
- Холфер, ты чего орешь? Совсем меня оглушил! Ну свалились мы в яму, че ужасного-то? С каждым может случиться! Впрочем, грязновато здесь… Зато нас не найдут!
- Замолчи, уже нашли…
- Эй, черти, чего разорались? Живы там?
- Ах ты, как я тебя люблю! У тебя совесть есть? Напугал до полусмерти! Я уже думал, кранты!...
- Моя совесть не отвечает или временно недоступна... Вам помочь?
- Не, не надо. Сами вылезем!
- Правильно, но позже. Сейчас вас ищут…
- И тебя направили?
- Да прямо послали! Он же знает, что мы в хороших отношениях, вот и издевается, гад такой! Ты ж знаешь, Власть - это зло, которое добром не отдают. Вот он и бесится!
- За что рассердился-то, а, Регор?
- Да было за что… Более того, я был случайным свидетелем сцены с участием наследницы. Насколько я понял, она телепортировала по его вызову, но попала на аудиенцию вместе со мной. Я не знал, что он может так злиться. Он буквально взъярился! Хлестал по лицу так, что ее шатало во все стороны, сопровождая каждую пощечину резкой фразой. Потом за меня взялся. Вон, видишь, до сих пор рана от огненного хлыста не закрылась… - Холфер и Мефодий уставились на багровую полосу, рассекающую грудь Регора. – И послал меня сюда, за вами… Я-то погоню буду путать как смогу, но и вы не плошайте… Все, я пошел… Да, Холфер, РапШа ЗеТов РеАя ан ТуБив!..
Мефодий и Холфер помолчали, сидя в расщелине.
- Это он про Прасковью рассказывал? – Нарушил молчание Буслаев. – Ему точно можно верить.
- Насколько это возможно по отношению к обитателям Тартара. А говорил, да, о Прасковье. Она последнее время в опале у повелителя. Не завидую ей. – Холфер сглотнул.
- А что, Регор тебе сказал?
- Да так, не обращай внимания… Пойдем отсюда, нам еще некромага искать!..

-----------

Арей стремительно шагал по горам, перепрыгивая трещины. Он четко представлял себе, что собирается делать. Они все считали, что из старой гвардии никого не осталось. Пусть. А он поищет их учеников, поднимет их на битву, всех кого сможет… Не забыть бы заскочить к полудемонам, помнится, должок был у Арифона перед ним. Надо напомнить… Арей, все также стремительно шагая, прислушивался к всякому шороху…

0

2

Да-да! Готова огрести от админа по шапке за дабблпост. Но в одном все не поместилось. А я еще и вторую часть хочу сюда выложить!

Глава  18
Ветер свистит в ушах, развивая пепельные волосы. Я иду, оглядываясь по сторонам. Слишком пустынно, я к этому не привыкла. Иду по каменистой тропе, изредка спотыкаясь о валуны. Зараза он все-таки и шантажист! Но если он вернет мой эйдос, моя жизнь круто повернется! Возможно, Эссиорх не будет относиться ко мне с жалостью, которой я терпеть не могу.  Эссиорх… Он так далеко и его образ уже затмевает другой. Мне казалось, что он моя единственная любовь, а теперь в моей жизни появился другой… да что уж там, человек, которому я не безразлична… О, Тартар, бездна ада, подскажи, что мне делать, как быть? Я люблю их обоих! Эссиорх не дает мне погрязнуть во зле, в пошлости, своим примером заставляет меня тянуться к свету, но… с ним не повеселишься, не сходишь на чашечку… мм… вина, не поддашься внезапному порыву с той горячностью, которая незаменима в любви. А кто я? Запутавшаяся, разочаровавшаяся в жизни ведьма, заменяющая сердечность иронией и сарказмом… Где моя судьба? Неизвестно…
Небо опять затянуло тучами, почему-то именно такая погода мне нравится больше всего. Ветер переменился. И пейзаж, к слову сказать, тоже. Теперь на горных склонах растет ярко зеленая трава, естественной такой не бывает. Побочный эффект магии артефакта. Жаль, нельзя было перенестись прямо к нему. Ну что ж, прогуляюсь, получу удовольствие. Обидно, что Регору не разрешили меня сопровождать, я не отказалась бы от такой компании… Интересно, почему он даже не зашел пожелать удачи? Видно, на то были причины… Свое неудовольствие я выскажу ему потом, когда вернусь.
Под каменным мостом протекает извилистая чистая речушка, узкая долина которой, изгибаясь, обрывается в пропасти. А вот и нужный мне грот показался! Идеально ровная арка входа отливает синеватым цветом, песочная тропинка ведет прямо внутрь.
Ну, где наша не пропадала? Устремляюсь в грот, напевая себе под нос:
- Ох, гора ты моя, горушко, гора Лысая, царство ведьмино!.. – Не знаю, почему вспомнилось…
Интересно, как там шеф без меня справляется. Надеюсь, он припряг Нату и Мефодия к работе! А то бездельничают, лодыри, пока я одна за всех вкалываю!..

----------

- А зомби здесь тихие, как говаривал один мой знакомый некромаг! – Трепался, выбираясь из ямы под вечер, Холфер. Протянул руку, помог вылезти Мефодию. – Как ты думаешь, откуда лучше искать твоего Багрова?
- Он не мой! Он свой собственный!
- А я как сказал? Давай думай, ты с ним знаком был, куда он мог податься?
- Да черт его знает! Пошли, полазим еще по храму, вдруг он поблизости?
И вновь их взору представали разрушенные стены, выбитые фрески, разбитые амфоры, пока, наконец, друзья не оказались перед люком в полу.
Вокруг кольца, за которое его поднимали раньше, была выбита надпись. Ее было видно не очень четко. Холфер провел рукой по ней, потянул за кольцо. Люк не сдвинулся. Мефодий начертил руну открытия дверей. Но и она не сработала, хотя он прокачал через нее немало силы. Страж продолжал сидеть на корточках, покачивая головой и хмурясь.
- Холф, ты что-то нашел? – обратился к нему наследник.
- Как тебе сказать… Скорее, я чего-то здесь не нахожу… Оглянись: все вокруг в крошках мрамора, бетона и пыли, а на люке ничего этого нет. Подозрительно…
- Ты думаешь, что этот люк специально расчищали?
- Тупишь ты что-то, Меф.
- Я не туплю - я не в настроении.
- Да, именно так я и думаю!
- Как, вы еще живы? Ну, это поправимо! – У них за спиной стоял, облокотившись на камень, Багров. - И хорошие отношения иногда надо выяснять, я уж молчу о плохих.
- Привет, Матвей, тебя-то нам и надо. Забей на  дуэль, всегда успеется съездить друг другу по харям. Нам может понадобиться твоя помощь. Кстати, ты не в курсе, что тут написано?
- Где нам, сельским? – издевался Багров. – Хотя, - он вдруг посерьезнел, - ковырялся я с ней долго. Собственно, раз вы ее нашли, то я, так и быть немного вам помогу…

----------

Кто умеет скрываться лучше, чем Черная Дюжина? Одна беда – живы не все. Но все лучше, чем ничего. И сейчас Арей направлялся в Серый Замок, резиденцию Барбароссы. Впервые в жизни барон мрака хотел его застать, но осознавал в то же время, что общение с нужным человеком напоминает прием диетической пищи - пользу получить еще можно - удовольствие - почти никогда. И потому, заранее просчитывал варианты встречи, даже если она будет лишь с его учениками…

Глава 19.
- Самое забавное в этой надписи, что это на тему «скажи пароль и проходи».
Для того чтобы узнать этот пароль, нам нужно разгадать загадки, выбитые по каемке люка.
- Блестяще! Просто великолепно! Дальше что? Матвей, не томи, скажи, чего написано?
- Тьфу ты! Ну не дадут поприкалываться!.. Никакого тебе уважения!
Мефодий буквально взвыл. Матвей понял, что еще немного и его будут бить.
- Все-все, молчу.
- Ты не молчи, ты надпись читай! – не вытерпел Холфер. Проворчав что-то вроде «Много будешь знать, не дадут состариться», Матвей опустился на одно колено и провел рукой по краю люка. Вспыхнули и тут же погасли буквы.
- Не по-русски написано! – на это высказывание Матвей возвел глаза к небу, не понимая, чем он заслужил наказание в виде двух идиотов, которым не терпится поприкалываться.
- Сейчас из кого-то будет мясной салат «Ошибка сапера» - пригрозил он, на что Холфер только хмыкнул.
- Вопрос номер раз: традиционно носитель злого, порою сатанинского начала, тем не менее, в Юго-Восточной Азии в большинстве своем считались добрыми и благодетельными, а для вьетнамцев даже служили символом нравственного совершенства. Чрезвычайно мудры и выносливы. Но советы за «спасибо» не раздают. Ну это я и сам знаю – дракон. - На люке вспыхнуло изображение дракона. – Загадка номер два: Эти мистические существа символизируют власть над небом и землей, силу, бдительность и гордыню. Также стал атрибутом богини возмездия, вращая её колесо фортуны.
Сколько думал, вспомнить не смог. Вот вроде как знаю, а не приходит. Может, вы чего придумаете. – Матвей замолчал, пытливо разглядывая стражей.
- Нилб, чего ж тут придумывать, тут знать надо! Ладно, поехали! Перебираем всю известную нам маглочь!
- Не стоит, - ответил Холфер. – я бродил по историческим залам Тартара (Меф – в шоке, Матвей – в шоке), давно правда, - страж отчего-то смутился, - и на многих изображениях была богиня возмездия. Меня еще очень интересовало, почему мрак так ценит эти картины, ведь праведное возмездие ему чуждо… В общем, рядом с ней всегда находился грифон! – Как только слово было произнесено, новый рисунок зажегся на люке.
- Ну и последний вопрос…

---------------
Ох, уж эта тяга к роскоши! Не доведет она до добра… Ну и зачем нужен замок, как настоящий лабиринт? Не понимаю я Барбароссу, откровенно не понимаю! Зажрался он, воин не должен иметь лишних вещей. Воин должен держать меч, постоянно быть готовым к нападению!.. И как его до сих пор не нашли? Хотя в этом лабиринте это неудивительно. Неужели он даже не догадался поставить оповещатель?! Долго мне еще бродить?!
- Есть кто дома? – рык сотрясает замок. Кажется, на втором этаже вылетели стекла. Переживет Барбаросса. Надо было сразу встретить гостя, сам виноват. Так-с, наверху кто-то заматерился на чистейшем русском. Ой, какие слова, какая хвалебная песнь мне замечательному! Не иначе, как хозяина дома нет, а ученички его есть… Повеселимся… Ну не могу отказать себе в этом развлечении! До инфаркта не будем, они живыми нужны, а легкий стресс им не повредит!.. Будут впредь подбирать слова, хех…
Ха-ха, не могу больше! И это взъерошенное, скатившееся по лестнице, хлипкое нечто и есть ученик стража? Держите меня пятеро, измельчал народ…
Оно замерло, уставилось на меня, мда-а, видно, тяжелый мыслительный процесс запущен… Начнем комедию! В главных ролях: я и вот это чудо без перьев… только сегодня и только сейчас!
- Я буду жаловаться! Как вы могли не встретить меня, молодой человек? Я же вам неделю назад прислал телеграмму! (у хлюпика глаза с тарелку, не меньше!) Как вам не стыдно держать дядю на пороге, когда на улице так сыро и холодно! (мальчонка начинает искать на полу челюсть) И повсюду шастают гопники! (знать бы еще, кто это, но по тому, что мне рассказывал Меф, мальчики Лигула достойны называться этим гордым именем! А мальчик-то уже чуть ли не в обмороке! Вот что значит нестойкая детская психика. Плохо Барбаросса понимает в мозговых штурмах… О, еще один… пардон, одна?! Приехали…
- Доброе утро!
- Утро добрым не бывает! (Выхожу из образа всеми забытого разгневанного дядюшки, с ней не пройдет, чувствую).
- Вы Арей? Много о  вас слышала! – попытка улыбнуться. Отчаянная. Молодец!
- Вот она, популярность! Да, Арей. Могу я увидеть Барбароссу?
- Эээ. Боюсь, что нет… Пройдемте в гостиную,  я вам все расскажу…
Хмыкнув, следую за ней мимо парня, выпучившего на меня глаза прям таки с обожанием! Прямо страшно! Брр…
Без приглашения усаживаюсь в мягкое кресло. Девушка на правах хозяйки телепортирует медовуху! Вот это я понимаю. А ведьмочка начинает объяснять про то, что их учитель две недели назад пропал, предупредив, чтобы его не искали, если он не вернется. Хмм, считай, Барбароссы нет. Не скажу, что мне жаль, а союзник из него был бы неплохой… Поднимаюсь, говорю, что не смею их отвлекать в таком случае. Девушка останавливает:
- Может, мы с Жоржем сможем помочь? (матерящееся нечто еще и Жорж? Куда катится мир? Очевидно, к нам в Тартар…)
- Это зависит от того, насколько вы хорошие бойцы.
- Не желаете ли проверить? Наш тренажерный зал к вашим услугам, как и мы… - Забавная девочка, а почему бы и нет? Никогда от тренировок и сражений не отказывался и никому не советую. Видимо это отразилось у меня во взгляде, девушка усмехнулась и покричала своему Жоржу, чтобы спускался в тренажерку…

Глава 20.
Неплохая все же у Барбароссы коллекция! Хорошее оружие… Но сражаться, пожалуй, будем все-таки тренировочным. Этот Жорж разминается. Девушка, Зарина, похлопывает себя мечом по руке, отстраненно улыбаясь. Ее приятель был в шоке, когда узнал, что биться будут отдельно. Он, судя по всему, рассчитывал на обратное. Вижу, что Зарина более опасный противник. Жорж – боец в стиле «упал, отжался, очнулся - гипс». Однако тьма поглотила его почти полностью. Можно сопротивляться, долго бороться, но его жажда подвигов и горячность окажут ему весьма плохую услугу. Зарина же не напрягается абсолютно, похоже ей даже приходилось убивать… Вот из таких получаются идеальные киллеры, не принимающие смерть жертвы на свой счет, относящиеся к убийству как к работе, в душу не пуская никого, замыкая плотное кольцо непроницаемости. Далеко не глупа, не вспыльчива как порох, весьма миловидна…
Начнем, чего время зря терять.
Сначала разберемся с Жоржем…  Ууу… Если уж мне придется взять эту пару на продолжение обучения, то Жорж будет для Мефа грушей для битья… Ну, не все ж мне его метелить, правильно?.. Три секунды  - и парень валяется на лопатках, прижатый к полу моей ногой. В бою с середнячками он, вероятно, упал бы позже… Вот уж не думал, что будет такой олух, не предугадающий простейшей подсечки… Впрочем, Жорж и сам это понял. Сел чуть поодаль и обхватил голову руками…
Посмотрим, Зарина, чего стоишь ты!
Девушка сразу решила дать мне понять, что на легкий выигрыш лучше не рассчитывать. Подпрыгнула, оттолкнулась от стены, буквально взвилась в воздух, перепрыгивая через меня. Тут же хлестнула, не глядя, мечом назад. Едва не зацепила… Следующие пять минут успешно отражала мои удары, не имея возможности перейти в нападение.  Выбрасываю руку, цепляю за плечо. Не подавая виду, что ей больно, Зарина пытается меня закрутить с последующим колющим ударом. Жаль, что такое, если проходит, то только однажды… Я же был готов к этому трюку. Парировав, тут же атакую слева, вывожу меч для ложного удара справа. Поворот, уход, укол… Все, девушка падает, и хотя тут же вскакивает, признает, что продолжать нет смысла. Она принимает свое поражение. Одобряю такой подход, девочка, молодец. Пожалуй, вы мне пригодитесь… Сообщаю им об этом. Ой, ну надо ж управлять эмоциями! Так не долго и впросак попасть! Поумерили радость! Быстро, я сказал! Поехали, навестим моего старого знакомого…

---------------

Значит, согласно указанию, надо отсчитать три поворота направо, затем раз налево, прямо, снова дважды направо, опять налево. Красиво здесь. Ракушки, переливаются на стенах, где-то капает вода, а дорожка как ни странно утоптанная. Вот и первая развилка. Начиная понимать тех, кто уверен, что из лабиринта всегда есть выход... к Минотавру. Проверяю, висит ли на поясе рапира. Все ок! Кинжал – на месте. Иду дальше…

----------

- Ну и последний вопрос… Кто это, интересно, накарябал, как курица гриль окорочком? Нет-нет, это я сам с собой, ребята, видно плохо! Эй, не надо на меня так смотреть! Гмм, итак… эти полуптицы-полулюди попадают под классификацию истинных оборотней… Надеюсь, никому не нужно объяснять, что это значит? – Исподлобья взгляд на Мефа. – Стражи замотали головами, демонстрируя, что догадываются сами. – Далее… Обладают воздушной магией, намного сильнее человека. И, тем не менее, их почти не возможно отличить от простого лопухоида…
- Там так и написано? – вклинился Меф.
- Вообрази себе, Буслаев, да!.. нет, конечно, здесь стихотворная форма одного из праязыков магов. Я просто перевожу, как сам понимаю!
- Молчу уже, не нервничай, расслабься, сделай вдох-выдох и переводи дальше…
- Да все, перевел!
- Вот теперь, кажется, попали… Ах, зараза! – Холфер с силой топнул по люку.
- Легче стало? – Мрачно вопросил Матвей, - пни еще раз, может палец себе отшибешь.
- Добрый ты, ну прямо как я! А если Мефу в него пальнуть чем похлеще, например, волной чистой силы? Ведь на две трети защита ослабела… Мефа, сможешь?
- Не факт, но могу попробовать. А конец света не наступит?
- А что, есть и такой вариант?!
- Не-е, не наступит! Богам самим интересно, чем всё это кончится. Что мы, даже думать не будем?
- Матвей, если мы не будем думать, мы превратимся в приматов!.. Поэтому потерли виски, там за ушами, еще где-нибудь… Стимулируем мозговую деятельность!
- Ты че раскомандовался?! – дуэтом. Какое единодушие! 
- В самый ответственный момент самый уравновешенный и мудрый должен взять управление ситуацией в свои руки!
- Твою налево! Матвей, ты это слышал? Нас только что назвали психами и кретинами?
- Парни, парни, не надо меня бить… Меф, я ж пошутил, так сказать разрядил обстановку…
- Ну, что с ним делать? Ок, думаем. Оборотни, значит. Но, явно не вовкулаки…
- И не те вампирчики, ну ты понимаешь…
- Угу… Только кто человекообразный остается?
- Нилб, надо было Арея слушать!
- ???
- Это ты к чему?
- Да к тому, что пока мы в скале сидели, он мне не только успел рассказать про Мрак, Хаос и прочее, а еще и про оборотней начал!
- И ты молчал?! Ну все, теперь с тебя не слезем! Давай вспоминай, школяр! – Меф содрогнулся – вспомнил руну. В его голове состыковывались слова «воздух», «крылья», «сила», «люди». Память, до этого упорно молчавшая, услужливо подкинула слово:
- Айранит!

Глава 21.
Последнее изображение озарилось красноватым сиянием. От него к центру потянулся такой же луч, как и от двух других. Сложились в уродливое лицо-маску. Плоские губы рта пришли в движение:
- Добро пожаловать, странник. Этот переход был создан специально для тех, кто не может определиться с выбором. Удачного тебе путешествия. – И всех троих втянуло в разверзшуюся воронку…
… Пронеслись перед глазами страницы истории, красочные, как картинки детских книжек, такие реальные…
Меф осознал, что стоит на мозаичном полу, рядом поднимались на ноги Холфер и Матвей. На каменном столе под лучом света стоял… гроб? Матвей заворожено шагнул к нему. Стена за ним было украшена древним полотном: Сверху с трудом узнавался силуэт златокрылого, атакующего противника с исказившимся от ярости лицом, объятого пламенем, потоками струящимся по когтистым рукам, мохнатому торсу, рогатой голове и хвосту. Шаги парней гулко отдавались в зале, единственным источником света в котором был этот странный луч.
- И ради этого мы с таким рвением сюда стремились? – изумленно уточнил Мефодий.
- Просто так ничего не бывает в этом мире, - возразил Холфер. – Послушай, Матвей, ты же некромаг, попытайся открыть «саркофаг»!
Багров не ответил, потянулся дрожащими руками к крышке, рывком распахнул ее. Стражи отпрянули, готовые защищаться. Ничего не произошло. Матвей заглянул внутрь. Вопреки его ожиданиям, мумии там не было. На дне гроба лежал золотой ключ и кулон с каким-то туманом внутри.
- Ну что, берем? – Рука некромага замерла, так и не коснувшись их. – Может, пригодятся?
- А что с охранной магией?
- По-моему, ее нет. Настораживает. Приготовьтесь к бою, на всякий случай. – Пальцы Багрова дотронулись до ключа, подхватили его. Та же участь постигла и кулон. В тот же миг юноши увидели огромные часы, оглушительно пробившие полночь. Стражи и некромаг замерли. Воздушный водоворот снова подхватил их вихрем красок и…

-----------

Вот он – причудливо выгнутый камень, на котором лежит артефакт. Забавно, мне никто не встретился, неужели он совсем не охраняется? Ох… Впервые у меня, у ведьмы Улиты, не хватает слов, чтобы его описать. Прозрачный, как слеза, он одновременно переливался всеми цветами радуги, а по краю серебрящийся как речная вода при лунном свете. Такое ощущение, что он незаметно меняет форму и чуть пульсирует, словно живой! Осторожно прикасаюсь… За миг Лунный блик перестал быть холодным как лед и, кажется, поудобней устраивался у меня на ладони, приятно согревая. Вот и все… Ай, мама!..
Потолок грота за моей спиной рухнул в одну секунду. Я еле успела отпрыгнуть. Хорошо хоть камушек не выронила. Да вот делать-то что теперь? Хвала Тьме хоть артефакт подсвечивает слегка, а то и не видно было бы куда ноги ставить! Самое гадостное в моем положении, это то, что даже если Меф пошлет стражей мне на выручку, они не смогут сюда пройти из-за магии артефакта! Пойду пройду дальше, может грот сквозной, и через сотню меня ожидает выход? Как непривычно тихо… Не могу так идти. Меня начинает грызть тоска и сомнения, когда я остаюсь одна. Мне почти физически больно в… хе, в моей отсутствующей душе… 
Одиночество приносит меня на собственный суд, именно поэтому, наверное, я так его боюсь. Пойдет лет эдак несколько, и я стану совсем никому не нужна. Женщин любят, когда они свежи, как капелька росы поутру, красивы как первый цветок весны, а затем становятся ненужными для мужчин, как старый сор, который просто жаль выбросить… Конечно, ведь кругом столько юных и дышащих жизнью девиц!.. И наплевать, что они сами не первой свежести…
А кто будет любить старую, толстую, зловредную, язвительную ведьму? Да никто!
Что это течет по моим щекам?..

---------

Боль, снова боль! Только не закричать, не доставить удовольствия этому тирану! Опять звук хлесткой плети… А! Крик непроизвольно вырывается из груди. Узнал, все узнал, тварь. Ничего, я потерплю, а уж Арей не замедлит явиться! Будет и на нашей улице праздник!.. Передышка… Садист, мерзавец, каналья! Лучше б без перерыва отстегал, но не-е-ет…Плечи и шея уже покрыты красными полосами, кое-где капает кровь… Темные волосы липнут к лицу. Какая же ты сволочь, женишок! А, твою дивизию! Содрогаюсь всем телом. По лицу этого подонка расползается жесткая ухмылка. Наказание за неповиновение… Пытка! А! До крови прокусила губу, чтобы не кричать. Закрыть глаза, наследница, не показывать слез. Ты должна быть сильной и выносливой, а на тебя жалко смотреть! Какое унижение, быть распятой на дыбе, прикованной к ней тяжелыми цепями, и подвергаться ударам жестких плетей. Радует, что слуги не видят, а так платье с высоким воротником скроет все. Заживать будут долго и болезненно. Обратишься к лекарям Владыка добавит еще… Чтоб ты сдох, Буслаев!.. Не могу больше! С губ срывается отчаянный крик:
- Будь ты проклят!
 

Глава 22.

Я выбралась, хоть это оказалось непросто. Не хочу рассказывать, что произошло, забыть бы все, да не забудется. Скажу только, что потом, у зеркала я заметила прядь поседевших волос, именно поседевших, хотя они и не четко заметны на моей пепельной шевелюре. Теперь я возвращаюсь в Тартар, отдать Мефодию артефакт. Что-то меня гложет, как будто я поступаю неправильно…
Теперь красоты вокруг не кажутся мне романтичными, а пробуждают зловещие предчувствия.
Еще идти и идти до условного места, откуда мне надо телопортировать...
Час спустя…
Ну вот я на месте. Вспышка – и я у трона Владыки. Он нервничает, постукивает по подлокотнику трона.
- Принесла? – Слова похожи на шипение.
- А как насчет оплаты?
- Не груби мне, ведьма! Забирай свой эйдос, но только после того, как артефакт ляжет в мою ладонь! – Получив то, что желал, Мефодий прицепил Блик на шею, рядом с дархом. Швырнул мне песчинку эйдоса, а затем вышвырнул из зала, взмахнув рукой:
- Ты выполнила свое предназначение, ведьма. Ты мне больше не нужна! Эй, стража, запереть ее!     

---------

Как легко манипулировать людьми! Эта идиотка так ничего и не заподозрила, а теперь я получил, что хотел! Но что это? О, мне хотят объявить войну! Эй, там, в приемной, труби сбор войска! Я всех в порошок сотру! Ты, ты еще здесь?! А ну пошел!.. Стой! Пленных не брать, убейте всех! Ах да, и Улиту приведи, пусть насладится поражением своих друзей!
Прасковью ко мне! Живо!..
Чертовы бунтари! Я еще достану вас!

--------

Арей стоял и смотрел туда, откуда должны были появиться войска Владыки, и почти не прислушивался к шепоту тех, кого привел с собой. Это были ученики Черной Дюжины, с полторы сотни других стражей, несколько джиннов и прочей маглочи… Арей продумывал тактику боя, если начнется общая резня. Противников больше, но есть шанс не допустить глобального кровопролития, и он, Арей, им воспользуется!

--------

- Где мы теперь?
- По-моему, у врат Эдема, только с внутренней стороны… О, а они теперь закрыты!.. Зачем мы здесь?
- Ой!
- В чем дело, Матвей?
- Ключ! Тот, который я взял из храма! Он накалился! Я через одежду это чувствую!
- Холфер, глянь на Врата, замочная скважина светится! Матвей, дай-ка ключ!
- На, возьми, только он же маленький, а скважина, вон, громадная!
Однако ключ в руке Мефодия стал стремительно увеличиваться. Буслаев с трудом вставил его, и тяжелые, казалось, недвижимые врата с легкостью распахнулись, озаряя юношей теплым ласковым сиянием, согревающим до глубины души. Парни прошли в них и посмотрели вниз, на землю. Посмотрели и тотчас вскрикнули от удивления. Внизу, словно туман и мгла сходились два войска…
- Скорее туда!
- Меф, стой! Вспомни, когда спешка хороша!
Но Буслаев е слышал окрика Холфера, он стремительно несся к земле, надеясь успеть до начала битвы…

Глава 23.

И вот они вышли на поле строгой колонной прямо из-под земли… Молодые, статные, как на подбор. Все решительно настроены биться до конца. В слабых отблесках солнца сверкают кольчуги, переливаются дархи. К небу подняты копья с заговоренными наконечниками.   
Он прибыл последним, материализовавшись на троне. На лице застыло алчно-звериное выражение. Взглядом презрительно пробежал по противнику. За его спиной ахнули. Это закованная в цепи Улита заметила в толпе задумчиво теребящего бороду Арея. Прасковья, стоящая справа за троном, слегка толкнула ее локтем, тем самым советуя контролировать эмоции. В другой раз Улита бы вспылила, мол, кто бы говорил, а теперь не могла оторвать взгляда от шефа.
Внезапно постучалась паническая мысль, нет, не об Арее, Улита не видела Регора. Метнулась глазами по рядам стражей. Ни в одной группировке его не было. Ведьма встревожилась, но, ощутив толчок, поняла, что эмоции снова отразились у нее на лице.
Стражи, руководствуясь кивком Буслаева, начали наступление, сопровождая его громкими возгласами. С другой стороны отвечали тем же. Две армии, как две волны столкнулись, отхлынули и снова сошлись, теперь уже прочно. Послышались вскрики, лязг стали, приветствующей врага…
Улита уже потеряла из виду Арея и снова попыталась увидеть Регора. На этот раз ее старания увенчались успехом. Улита содрогнулась дважды. Первый раз от радости, второй – от ужаса. На стража, сражавшегося на стороне Арея (сердце Улиты подпрыгнуло), набросились сразу четверо. Через мгновение их загородили молодая девица и парочка отморозков. Надо отдать ей должное, Девушка дралась неплохо.
Улита засмотрелась на бой и не сразу поняла, что Прасковья вновь подталкивает ее, указывая на что-то, привлекшее ее внимание. К трону Буслаева пробился Арей. Прикинул шансы, скосив взгляд на Улиту и Прасковью, затем презрительно посмотрел на Мефа.
- Вот, значит, кто тут зверствует…
- Зачем же?.. Разве это не путь мрака? – вздернутые вверх светлые брови.
- Не прикрывайся словами, а лучше отзови свое быдло, а не то…
- Угрожаешь? – Владыка разом утратил человеческий облик, черты лица заострились, в зрачках вспыхнуло пламя Тартара, рот оскалился, открывая сколотый зуб. – Кто ты такой? Ты не смог меня остановить тогда, не сможешь и сейчас. Мечник мрака, барон Арей, ты навсегда увяз в своем прошлом, и в настоящем тебе места нет! Ты слишком строптив, учитель, чтобы оставить тебя в живых… Слишком много ты мне вставлял палки в колеса, когда я только начинал реформировать мрак. Придется убить тебя снова, теперь уже навсегда!
- За этим я и пришел. – Сильный, подобный грому, голос Арея раскатился по окрестностям, на миг заставляя замереть сражавшихся. – Я, барон мрака, мечник Арей, вызываю тебя, Мефодий Буслаев, на поединок. До смерти. Ни к чему, проливать лишнюю кровь, тот, кто победит, получит все.
- А у меня и так есть все, но если тебе не терпится умереть, то милости прошу. – Повинуясь взмаху руки Повелителя, его прихлебалы отступили, образовывая круг.
- Нет, не надо! – вскрикнули одновременно Прасковья и Улита. На них не обратили никакого внимания. Арея было не переубедить, он знал, на что идет, а Буслаеву и так нужна была его смерть.
Они кивнули друг другу, соблюдая этикет дуэли. И тут же забыв о нем и материализовав клинки, сошлись. Сталь зазвенела о сталь. В этом ритме невозможно было что-то понять, казалось, только два вихря кружатся по площадке. Звуки ударов точно запаздывали, противники двигались стремительнее. Сильные яростные удары мечника мрака не достигали принца Тьмы, однако лишали его возможности встречной атаки.
Пять… десять минут… Полчаса… Они не уставали и не снижали скорости. Легкую неповоротливость барона компенсировал недостаток опыта Мефа, хотя какой к чертям недостаток, просто в сравнении с Ареем, Буслаев был молодым бойцом.
Рубящий удар, отбив, двойной рубящий… Прыжок, укол снизу, перевод удара в шею, уход, снова удар, на этот раз нисходящий… Ногой в бок, не так четко, как планировалось… Эфесом клинка в ключицу…
И снова серия безупречных круговых движений, вращения клинками…
Буслаев почувствовал, что начинает уставать. Рука начинала осознавать тяжесть меча. Оскалившись, он отпрыгнул настолько, что Арею потребовалось сделать три шага, чтобы клинки, извилистый, зазубренный и переливающийся гранями прямой, снова встретились. Но Мефодий уже успел сжать в кулаке засветившийся Лунный блик. Тотчас возникли рядом с ним в воздухе еще три клинка и ринулись на Арея. Сам Буслаев таинственным образом словно растворился… Арею приходилось несладко: мечи не давали ему передохнуть или хотя бы разорвать дистанцию. Мечник крутился, пока что справляясь…
Снова вспыхнул артефакт. За спиной Арея возник Владыка. И удача отвернулась от мечника… Барон мрака ошибся… Арей почувствовал подсечку ногой, когда уже развернул корпус к противнику. Меч, печально звякнув, точно извиняясь, отлетел на метра четыре, не достать.
- Глупо, Арей, просто глупо. Ты сейчас умрешь и не спасешь никого. Как видишь, ученик превзошел учителя! Я мог бы сказать, что мне жаль, но зачем же врать?
Ты знаешь, эту забавную вещицу мне достала твоя секретарша, порадуйся за нее! Лежать! – Буслаев поставил ногу на грудь Арея, не давая тому подняться. – А теперь сдохни, учитель! – Бывший клинок Древнира взметнулся к небесам, собираясь опуститься на дарх и одновременно рассечь грудь. Арей не мог отвести взгляд от меча, зловеще заискрившегося в солнечных лучах, точно понимавшего, что час мщения за первого владельца пробил…
Острие сверкнуло, опускаясь…

Глава 24.
…Острие сверкнуло, опускаясь…
Глаза Арея распахнулись. Нет, он не боялся смерти, мечник давно был дружен с ней, теперь она навсегда шагает с ним рядом… Барон молча смотрел, как клинок, рассекая воздух, устремляется к нему. Жизнь пронеслась перед глазами: мрак, служба Кводнону, жена, дочь, Яраат, Лигул,  Хоорс, маяк, Мамзелькина, Улита, Мефодий и многие другие...   
Все не так… Все изменилось… Только один вопрос все мучил Арея: неужели и тот, их Мефодий, также ни во что его не ставит? Неужели ему все равно? Эта мысль причинила мечнику больше боли, чем все произошедшее за последние два столетия…
А меч все так же неотвратимо опускался… Казалось, вместо пять секунд промелькнула вечность… «Тартар, теперь навеки… Что ж, ты знал, на что шел!..»
- НЕТ! – клинок отлетел, отброшенный другим таким же клинком. – НЕ СМЕЙ! – Светловолосый вихрь буквально примчался с неба. – Прочь! Сперва сразись со мной!
- Вау, я в ужасе! Прям поджилки трясутся! Отойди по-хорошему, я с тобой еще разберусь, и Прасковья тебя не выручит на этот раз!
- Нет! Я вызываю тебя на поединок, Владыка мрака!
- Что ж, вызов принят, принц тьмы. Значит, с Ареем я разберусь позднее. Только и всего…
Но перед этим я хочу тебя спросить, неужели тебя никогда не прельщала власть, сила? Мефодий, я и ты – одно целое, два отражения единой реальности! Поэтому я хочу тебе предложить – оставайся, Меф! Мы вместе сможем все! Никто не посмеет встать у нас на пути! Подумай, не отказывайся сразу!.. – Меф утопал в речах своего старшего Я, мир перед глазами закачался… К реальности его вернул крик Холфера:
- Меф, сражайся, бей! Он тебя гипнотизирует!
- Ах ты, щенок! – Буслаев-старший мгновенно утратил миловидный облик. С пальцев его сорвались сине-белые молнии. Холфера отбросило, кулон, висевший у него на шее, брызгами осколков прыснул в Буслаева. Меф- Владыка отмахнулся. Но другой уже избавился от иллюзий. Мечи столкнулись. Посыпались искры. Два артефакта узнали в противниках друг друга. Старший Мефодий попытался вновь использовать артефакт победы, но не преуспел. Осознав, что он бьет лишь один раз, Владыка перешел в яростное наступление. Его противник едва успевал отражать град ударов. На лицах выступил пот. Обоим было трудно. Перешли на магические атаки. Полились струи пламени, обрушился шквальный ветер, заискрили молнии. Они не замечали никого, ни поднимавшегося с трудом Арея, ни спешащих к нему Улиту и Прасковью, ни Багрова, склонившегося над Холфером. Их сейчас было двое. Два Повелителя с силами Кводнона. Никто не заметил, как они оказались друг напротив друга, на одной линии, слишком они предугадывали действия оппонента. Мир содрогнулся. Над горизонтом поднималась луна, а с противоположной стороны вдруг ясно обозначилось заходящее солнце.
Его лучи подобно пламени коснулись волос молодого Мефодия, и заискрили, неимоверно засверкали. Буслаев-Повелитель на миг заслонился, не в силах смотреть на этот слепящий свет. Этого мига хватило для молниеносного выпада. Смазано, нечетко, но смертельно клинок Древнира поразил Владыку. Его тело, оседая, словно растворялось в воздухе, размывались очертания. Мефодий не мог поверить, что он победил, выиграл, чуть ли не случайно, но выиграл бой. Оглянулся на рать погибшего повелителя. Одни в панике разбегались, другие пытались примкнуть к нашим. Мефодий, пошатываясь, развернулся, нашаривая взглядом Улиту и Арея, склонившихся над кем-то. Улита выпрямилась и помахала Мефу. К тому времени как он доковылял, он увидел уже сидящего на земле Холфера со стремительно затягивающейся раной на груди. Буслаев ободряюще улыбнулся ему, и тут услышал тихий шепот:
- Пойдем, пойдем, пройдемся…
Меф не сразу понял, что это Прасковья уводит его из толпы, но сопротивления не оказал. Отойдя на достаточное расстояние и черканув руну, Прасковья улыбнулась:
- Я за тебя волновалась и очень рада, что ты жив. Я не в праве тебя задерживать, но, может, ты захочешь остаться?
- Нет, Прасковья, и ты прекрасно это знаешь.
- Я так и думала, что твой ответ будет таким, - печальный кивок, принимающий решение Мефа.
- Что будет с миром? Кто сядет на трон мрака? Ты?
- Нет, хватит с меня. Я оставлю наместником Холфера, он вполне с этим справится… Как считаешь? – Лукавая улыбка, скошенный взгляд.
- Ну-у… Хе… Достойный выбор, а ты сама?
- Не поверишь, Мефодий… Хочу попытаться поднять из руин Эдем! – Прасковья рассмеялась, глядя в глаза ошарашенному Буслаеву. – Нет, я серьезна, как никогда. Пусть все будет как прежде!
Меф замялся, не зная, что сказать. И, наконец, выдал одну из самых простых и естественных фраз:
- Удачи тебе!
Девушка рассмеялась вновь, коснулась его лба губами и, помахав на прощанье рукой, легко убежала.
Меф вернулся к площадке, где его уже ждал Арей, нетерпеливо притопывая ногой.
- Итак, синьор помидор, поехали домой! Пентаграмму нам любезно начертили. Арей встал в круг. Меф медлил, он оглянулся на Улиту. Девушка стояла, облокотившись на плечо Регора, руки которого лежали у нее на талии.
- А я тут подумала, Буслаич, и решила, что не поеду! Как ни банально это прозвучит, но я нашла свое счастье, свою судьбу… Мне здесь хорошо, я не буду метаться, как там, понимаешь? – И, обняв сначала Мефодия, а затем Арея, отступила. Холфер и Матвей ограничились пожатием рук.
Мефодий увидел, как в круг встают еще двое. На его вопросительный взгляд Арей снизошел до пояснений:
- Зарина и Жорж. Новые ученики мне, компания тебе, Чай Кофич. Ты рад?
- О-о-очень, - заикаясь, ответил Меф. Арей понимающе усмехнулся в бороду. Привычный обод пламени – и они стоят перед Резиденцией. Им навстречу выскользнула Дафна, из окна своих комнат высунулись Ната, Петруччо и Евгеша.
Арей, благодушно что-то буркнул на тему «сам объясняй» и удалился в кабинет, заметив, что «вот и отдохнули, теперь придется работать!», не забыв напомнить о вечерней тренировке. На Мефа и новеньких уже налетели с вопросами. Уже в семь часов того дня Буслаев постучал в тяжелую дверь кабинета мечника…

0

3

Ой, я это уже читала, нов се равно: Браво!
:cool:  :cool:

З.Ы. Может мне тоже кулончик и крылья выложить?*сомнения*

0

4

Говорю ж, читайте со средины! Спасибки! Сюда раньше выложу. *Оно полностью за раз не влазит!*

Часть 2
Пролог.

Прошел год с тех пор как вернулись в свой мир Арей и Мефодий. Казалось, жизнь завернула в обычное русло. За этот период, однако, многое изменилось… Мефодий повзрослел, стал более ответственным, вдумчивым, циничным.  Вместо обычного когда-то хвоста теперь чаще всего бывал каскад распущенных длинных волос, порой закручиваемых в невообразимую прическу, для торжественных случаев. Меф словно чуть закрылся от окружающих, и это сильно тревожило Дафну, не имевшую возможности как следует обсудить это с Эссиорхом.  Хранитель переживал потерю Улиты, причем очень двояко: страж света радовался сквозь слезы за ведьму, что она счастлива, а приземленный мотоциклист вклинивался со своим эгоистичным чувством собственности. И в итоге все попытки завязать с Эссиорхом разговор неизбежно переводились на Улиту.
В самой резиденции произошли кадровые изменения. После того, как Прасковья присвоила себе силы Вихровой, Чимоданова и Мошкина, они не могли оставаться на Дмитровке, и их кое-как устроили в лопухоидном мире. А так как человеческого, в буквальном смысле, образования у них не было, Нате приходилось работать продавщицей, Петруччо, семь месяцев проработав бананом, забил на это и вернулся к матери. «До более выгодных перспектив», - как выразилась вышеупомянутая взъерошенная личность. А так как их не предвиделось, жизнь Петруччо была весьма обыденна. Мошкин каким-то чудом поступил в университет, и теперь усердно грыз гранит науки.
Но, мудрые люди правду говорят, что «свято» место пусто не бывает. Именно поэтому Зарина и Жорж вполне успешно вписались в коллектив. Девушка взяла на себя основные обязанности Улиты. Парень же был утемненной моделью Корнелия. Такая же, пардон, бестолочь, поэтому Арей избегал случая поручать ему важные задания.
Разбавляла всю эту темную компанию, как ни странно, Варвара, которую Арей сумел-таки найти благодаря Мамзелькиной. Не решившись открыть девушке, кем он ей приходится (а мы-то с вами знаем – кем!), прочим Арей представил ее своей очередной помощницей. Разумеется, не проясняя для дочери своих истинных занятий.
Острая на язык Варвара быстро нашла себе союзника в Мефодии, в последнее время взявшего в привычку подтрунивать над Жоржем. Зарина же только улыбалась, относясь к девушке-диггеру вполне благодушно. Жорж хоть и не был злопамятен, но обижался и вспыхивал всегда искренне, что еще больше давало возможностей для шуточек.
Арей не возвращался к происходившим событиям в другой…хм… ожесточенной реальности. Стражам мрака чуждо слово «спасибо», однако к Мефу он стал относиться теплее, чем раньше.
В один из вечеров барона вызвало непосредственное начальство…

Глава 1.

Арей, в очередной раз вернувшись из Тартара, прошел в кабинет, буркнув портрету Лигула «век тебя не видеть бы», тут же оглянулся, отметив оживленную игру в карты за столом секретаря. На приход мечника не обратили внимания, точнее обратили слишком поздно, когда на четверых, увлекшихся игрой, сотрудников, упала громадная тень. Мефодий, сидевший спиной к Арею, медленно обернулся, старательно выдавливая улыбку, ибо все это время ему полагалось отжиматься от пола. А «уже все сделал» давно не прокатывало.
- Через семь минут чтоб был у меня, - вкрадчиво произнес Арей. Остальные, поняв, что им ничего не грозит здесь и сейчас, сочувственно-торжествующе подмигивали Буслаеву…

В дверь кабинета постучали, секунда в секунду через семь минут. Оторвав взгляд от бумаг, Арей взглянул на Мефа и, не выдержав, хмыкнул. На Буслаеве красовалась майка с изображением Галустяна и надписью «Чего ругаесся, насяльника?»
- Смотрю маечку специально подобрал… Ладно, может и надо бы поругаться, да настроения и так никакого нет. Знаешь, синьор помидор, что тебе светит в ближайшее время? Да, верно, ничего хорошего… Не смотри так на меня, а то еще испугаешь! Не я это придумал, это кое у кого в Канцелярии я промолчу что в кое-где.
Словом, предстоит тебе, мальчик мой командировка в параллельный мир. Да, не опять, а снова.
Сядь, изложу тебе суть проблемы…

Помнишь, Меф, ты как-то спросил меня, бывал ли я в параллельных мирах? А я ответил, что там ни у кого нет дел. Так вот, дела появились. К несчастью я узнал об этом позже, чем хотелось. Лигул уже все решил до моего прибытия.
- Понятно, чьи уши торчат за всеми командировками, - проворчал Меф.
- Разумеется. Ну не уймется карлик никак. Ты же понимаешь, синьор помидор, что ты ему мозолишь глаза, более того – представляешь непосредственную угрозу его положению в иерархии мрака! Конечно, он будет скакать от искреннего счастья, если ты «случайно» свернешь себе шею. И он как будто не при чем, и проблемы нет. И финальным аккордом отрезая все пути к отступлению, меня отправляют во временную ссылку.
- А…
- Поверь, причин достаточно. Лигул успел заручиться поддержкой Черной Дюжины, так что трепыхаться нет смысла. Не хочу в такой ситуации ставить под удар тебя, потому как только я исчезну, бонзы мрака начнут травлю. Ни тебе, ни остальным просто не дадут жить…
Итак, вступление окончено, а вот теперь к делу: мальчик мой, тебе предстоит примерить на себя роль засланного казачка и выяснить, что происходит в королевстве Неозард.
- Ага, значит. А что конкретно интересует Лигула?
- Подозреваю, что на самом деле  - ничего. Наш милый и заботливый горбунок надеется на то, что тебя рассекретят моментально. А со шпионами не церемонятся нигде, увы, это так. Лигул настойчиво предлагает тебе по прибытию назваться графом Сетом Милкомом, мотивируя это тем, что так тебе будет проще проникнуть в свиту короля. Тебе, Меф, разрешено пользоваться магией, но так, как на твоем месте делал бы придворный маг. Никаких панибратских отношений с теми, кто ниже тебя по титулу! Никаких! Не доверяй никому, мальчик мой! Я не знаю, с чем ты можешь столкнуться, но доверие там точно излишне…
А сейчас можешь идти отдохнуть. Завтра я сам за тобой зайду… - Арей замолчал, покачивая материализовавшимся бокалом. Мефодий коротко поклонился. Дверь за ним мягко захлопнулась…

Темный коридор освещала одна единственная черная свеча в руке одного из собеседников. Иссиня черный и черно-красный плащи с капюшонами скрывали лица и заглушали голоса:
- О чем ты говоришь? Какие могут быть просьбы у тебя после всего, что было?
- Ты так злопамятен, мой друг? Это ведь была просто шутка. К тому же тебе не нужен конкурент.
- Я не боюсь соперников. Мне нет равных под солнцем и луной.
- Тем лучше. Значит, тебя не заподозрят. Что тебе стоит? Всего-то подогнать реальность и…
- Я согласен, но цену ты знаешь. Я тебя найду…

Глава 2.

Мефодий долго не мог уснуть, все обдумывая слова Арея. Что ждет его там, где он никого не знает, никому не может верить? Вряд ли это будет легко… Вдруг к Мефу пришла мысль, что он должен попрощаться с Дафной. Странно, что ее до сих пор нет. Наверное, она не в Резиденции. Обычно она мгновенно просекала колебания Мефа…
Буслаев медленно опустил ноги с кровати, несколько мгновений вслушивался в затихающий скрип пружин, а затем подошел к окну и отвел рукой штору. Падали, кружась, белые снежинки. Деревья, освещенные уличными фонарями, создавали причудливые тени. Меф тихо выдохнул в ночное небо:
- Даф, где ты? Ты мне нужна! - А ветер, все также играя среди ветвей, пел заунывную свою песню, то присвистывая, то шурша…

Мефодий простоял так долго. Он порядком успел замерзнуть, так как открыл окно, и когда уже отворачивался, услышал знакомые хлопки крыльями. Даф опустилась на подоконник и скользнула в комнату Мефа. В ее волосах таяли снежинки, а на лице появилось озабоченное выражение. Коснувшись бронзы, Даф заставила крылья исчезнуть.
- Что случилось, Меф? Ты звал?
- Да. Где ты была?
- У Эссиорха. А что?
- Да нет. Ничего особенного… Даф, меня отправляют в Неозард, шпионом! Лигул постарался! – К удивлению Мефа, Дафна лишь печально вздохнула, длинные ресницы опустились на щеки, когда девушка прикрыла ясные глаза:
- Вот чувствовала я, что произойдет что-то подобное… Когда едешь? Стой, сама скажу – завтра утром? Ложился бы ты спать, Меф.
- Что?!
- А что еще? Что ты хотел услышать? Чтоб я тебя отговаривала, предостерегала, читала нотации? Ты же этого терпеть не можешь! Поэтому я попрощаюсь с тобой так, как это бы сделала любая нормальная девушка.
Меф осознал, что лежит на кровати. А Дафна, стоя на коленях в изголовье, наклоняется к нему. Долгий светлый поцелуй…
А потом Дафна поднялась и провела рукой по лбу Мефа:
- Помни! Свет в тебе! Не ведись на уловки мрака!
Буслаев понял, что на него направили магию сна, только проваливаясь в забытье…

- Вставай, синьор помидор! Подъем! Ты что, не слышишь что ли? Встать! – Громкий звук удара металла о металл. Мефодий попытался отмахнуться от наставника. Ему снилась Дафна.
- О, Тартар!  - Чертыхнулся Арей.  – И этого субъекта отправляют в Неозард! Меф, ты даже опасности не почувствуешь!
- Эт… это как? Мм? – сквозь дремоту пробормотал Меф.
- А вот так! – На юношу обрушился поток ледяной воды, усиленный хлопком меча плашмя по макушке.
Меф, рывком вскочивший, рассказал все, что думает о ранних побудках, особенно на самом интересном месте прекрасного сна, не забыв при этом помянуть Лигула, его родственников до пятого колена и методы его «наказания». Арей ждал, не сводя скептического взгляда с ученика. Когда ему это надоело, Арей встряхнул Буслаева за плечо:
- Отставить истерику! То, что ты говорил, я знаю и сам! Считай, что душ ты уже принял. Спускайся вниз!
Буслаев благоразумно промолчал. Когда он, одеваясь, взглянул на будильник, было 5.24 утра, не так уж и рано, как ему показалось.  Меф на автомате спустился по скрипучей лестнице в приемную. Там никого не было кроме Арея. Мечник указал на что-то, лежащее на столе:
- Твой костюмчик. Там джинсы не носят.
«Можно было и сразу сказать»,  - думал Меф натягивая непривычный камзол. Арей с усмешкой наблюдал за его потугами, однако в его взгляде на мгновение мелькнула непонятная грусть.
- Готов? Прекрасно! Поехали, Мамай нас уже ждет!

Через полчаса Мефодий и Арей подъехали к месту начала заглота, ибо оттуда Буслаеву и предстояло отправиться в путь. В параллельный мир под названием Неозард. Арей молчал всю дорогу, но с каждой минутой все сильнее хмурился. Перед тем, как Мефодий шагнул в новый мир, Арей что-то прошептал ему. И никто в вездесущем мире стражей и комиссионеров не знал было ли это какое-то напутствие, совет, пожелание или что-то еще. Арей проводил Мефа взглядом и вышел из заглота. Тут же вокруг него стали проявляться стражи. Арей ухмыльнулся. Он знал, что ему не дадут сделать свободно ни шагу теперь. Но несмотря на свое решение Арей не хотел сдаваться без боя. И потому с ласковой улыбочкой материализовал клинок…



Глава 3.
Солнышко светит, птички поют, лес кругом… Хорошо! Только вот почему я вижу это снизу?.. Оп-па, а кто это так ругается и стонет? И почему из района подо мной?! Привет, парень! Извини, я не мог выбирать, куда мне упасть, да еще и как… Надо же, сознание потерял! Неужели я такой страшный? Стоп, а я ли это?! Фух, а я то уж подумал… Так, меч на месте, голова на месте. Извини, пацан, помогать тебе не стану, Родина ждет от меня высокосортного шпионажа! Вот только хотелось бы узнать – где я? Пойду-ка я во-о-он туда, кажется, там опушка! – Вот с таких мыслей и начались приключения Мефодия Буслаева… ой, пардон… Сета Милкома в Неозарде, а если точнее – то в Королевском лесу вблизи одной из резиденций короля Кенония третьего…

Тем временем в Москве:

Вечер был на удивление хорошим. Метель улеглась, и все покрытое снегом сверкало в последних лучах заходящего солнца. Варвара шагала по проспекту, не смотря по сторонам. Быстро шагала, и поэтому никто не мог заподозрить, что она просто прогуливается.
Девушка привыкла к такому темпу, вот и все. Впереди радостно бежал Добряк. Варвара прислушивалась к себе. Она часто бывала грубоватой, но лишь потому, что долго не знала иных способов выражения эмоций.
Внутренне уравновешенная, по-своему гармоничная, Варя редко удивлялась, но в ее теперешней жизни наступил полный сумбур. Вокруг нее крутился какой-то особый водоворот событий.
Сначала она натыкается на хлипкого ботана, коллекционирующего телефончики и прищемляющего крылья в метро, по его словам. Затем на ее пути возникает хмурый мужик, причем относится к ней не так как к наемному сотруднику. То есть вроде как и не следит за каждым шагом, но ботана гоняет регулярно, причем с таким напором, будто Варвара ему дочь!
Заставил бросить курить, пытался научить «правильно» работать тесаком, (можно подумать она сама не умеет!) узнавал про нее саму, и в то же время ему, так похожему на языческого истукана, наплевать на разбитые машины, на, собственно, тесак, когда прочие шарахались как от огня! Мало того, какие-то странные субъекты его навещают. Взять хоть эту старушку с рюкзачком…
Порой общаются, словно старые друзья, а бывает такое, что мозги вкрутую сворачиваются, просто кошмар! А Прасковья их, а Буслаев, а Дафна? Ведь не назовешь простыми этот любовный треугольник. Странные с ними события случаются, странные… и страшные.
А мужик по имени Арей, отдававший чем-то античным, только ухмыляется или хмурит брови! И все же что-то словно тянуло Варвару к его обществу…
Она никогда не призналась бы в этом вслух, но с собой хитрить не получалось. Девушке было с ним и весело, и спокойно, и радостно, и чуть грустно отчего-то. Ей казалось, что он ей родственная душа…
Иногда девушке казалось, что она чувствует волны некой грубой симпатии, грубой потому, что не умеет по-другому, и ей самой думалось, что она словно знала его. Только очень давно…
Когда девушка думала об этом, виски сдавливала едва заметная боль, точно из недр памяти пыталось всплыть нечто, способное пояснить все происходящее…
Мысли Варвары прервали весьма наглым образом, а именно прилетевшим снежком. Диггерша мысленно простонала «вот, блин! опять он!» и, слепив ответный снежок, отправила прямо в лицо уже подошедшему Корнелию.
- Достал ты меня, ботан! Ну че тебе от меня надо? Что ты за мной таскаешься? Отправлялся бы лучше в метро, за телефончиками!
Корнелий изо всех сил постарался сделать вид, что не обиделся. Хотя слова Варвары почему-то его задели.
- Да я к Эссиорху шел, а тут смотрю, девушка красивая идет, торопится! Хотел узнать, куда!
- Не твое дело, зоркоглазик! – настроение Варвары резко портилось. Ей не хотелось сейчас общаться с приставучим парнем.
- Зачем так грубо? Не надо меня обижать! – кривляясь, надул губы бестолковый связной. Варвара прыснула:
- Ну и рожу ты состроил! Ни за что не поверю, что ты оказался здесь просто так! А если и бежал мимо, так беги себе дальше!
Корнелий с достоинством поправил очки, точнее, ему казалось, что с достоинством, а Варваре этот жест казался навязчивым.
- Ну ладно, ты меня рассекретила! Видишь ли, я тут подумал, - связной не обратил внимания на реплику «а ты еще думать умеешь?», ему важно было досказать мысль, - не пригласить ли мне тебя в кафе?
Знаешь, тут открылось одно премиленькое заведеньице поблизости! Называется «Объятья ангела». Жду тебя сегодня там к девяти вечера! До встречи! – И умчался, оставив остолбеневшую Варвару подыскивать слова для его далекого посыла. Находясь в состоянии шока от такой настойчивости, девушка не сразу осознала, что нечто вцепившееся зубами в ее рукав есть Добряк, пытающийся привлечь ее внимание к чему-то валявшемуся в снегу. Варвара наклонилась и подобрала свиток.
Судя по всему, он выпал из сумки Корнелия, спешащего сделать ноги до того, как разразится буря.
- Вот баклан! – Выругалась Варвара, понимая, что теперь точно придется тащиться в кафе, чтобы вернуть ботану этот свиток с грифом «чрезвычайно секретно»…

В этот день не одну Варвару тянуло пройтись по заснеженному городу. Однако, если у дочери Арея настроение изначально превышало отметку «нормально», то Дафна же не понимала куда идет, лишь бы идти, убежать от мыслей, от чувств и боли, затеряться в толпе, в их жизни. Бедная девочка…
Влюбленный страж света в этой ситуации не замечает никого… Именно это произошло с Дафной. Она почувствовала опасность слишком поздно, когда черные крылья уже окутали ее, а к горлу был приставлен нож…

- Все идет по плану. Скоро я опутаю все сетями, везде будут мои люди…
- И из-за этого ты меня вызвал?
- Мне думалось, ты лично заинтересован в успехе дела, и если на то пошло, так я пришел за авансом!
- Подожди, все будет, как только я буду уверен, что все кончено…

Глава 4.

- Родной мой, если ты чего недопонял, это не мои проблемы! Так что проваливай и не задерживай очередь! Такими отморозками, оглянись, уже вся приемная забита! Если каждый будет хлебало разевать – бардак получится! Никаких походов к «начальству»! Я твое начальство и потому всегда права! Гуд бай, май диа, не болей и эйдосы чтоб приносил! Разленились, мерзопакостные морды!.. Следующий, Тартар вас подери!..
«Ну, Жорж! Вот и твое «щас вернусь»!  Можно подумать тебя за Мамзелькиной послали! Я тебе устрою промывку мозгов, если не сдохну, конечно, прямо за этим столом! Е - мое, как же башка трещит! Понедельник, чтоб его!» - И дальше вслух:
- А ну заткнулись, пластилин! Тартар вас ждет! Еще кто скажет, что «не успел» получит билет в один конец!..

Темнота, вкус крови во рту и острая боль в руке… Кто они? Неужели те, о ком она думает? Нет, нет, этого просто не может быть! Их имена давно ушли в небытие, как и они сами! Зачем им младший страж с кривоватым номером 13066?.. 

- Старичок, я клянусь, что не мог его потерять! Ну, не смотри на меня так, пожалуйста! Я себя предателем и так чувствую! – Чуть ли не со слезами на глазах взмолился Корнелий, вытряхивающий свою сумку уже в четвертый раз. – Не мог я его потерять!
- Не мог?! Не смеши! Ты хоть представляешь, что натворил?! Это в Эдеме свиток не попал бы в чужие руки, а в лопухоидном мире все может случиться! Господи, дай мне терпения и смирения!..
Вот теперь где его искать, где?! С твоей любовью к метро и телефончикам ты мог посеять свиток на любой станции! – Корнелий покаянно шмыгнул носом, уголки его губ были печально опущены. – Как тебе вообще можно что-то доверить, я не понимаю, когда ты ведешь себя как лоботряс, как полный оболтус! Делай, что хочешь, мне все равно, но свиток найди! – Связной никогда не видел такого Эссиорха.
А потому, абсолютно угнетенный, виноватый и уставший поплелся из дому, мысленно извиняясь перед Варварой, если она придет. Он понимал, что после слов, что встреча отменяется, ему очень мало что может светить… 

… Меф оглядывался, находясь на опушке.
В конце концов, он, как ему казалось, мысленно нащупал некий замок, на полянку выскочила девушка. Она была в платье похожем на ночную рубашку, и оттого производила впечатление человека, который слегка не в себе. Увидев Буслаева, она ринулась к нему, как к старому другу. В следующую секунду девица повисла у него на шее, поджав ноги:
- Ой, какой ты хорошенький! Я тебя уже люблю! Скажи, ты на мне женишься?.. Я знаю, ты мой рыцарь, я всю жизнь ждала только тебя! – Отпустив шею Мефа, девушка схватила ошарашенного парня за кисти и закружила по полянке, засмеялась.
Этот смех был похож на звон колокольчика, а руки, хоть на них и присутствовало несколько царапин, были на удивление нежными. Также внезапно странная незнакомка отпустила Буслаева и убежала в лес, крикнув напоследок:
- Помни, ты обещал!
Ее смех еще долго отдавался в ушах Мефа…

Вы думаете, что вы победили? Как бы не так! Я знал ваши планы, но не мог отказать себе в удовольствии пополнить свою коллекцию эйдосов!
Вы думаете, что возвращение на маяк станет для меня мучением? Ха, глупцы! Это теперь, когда у меня появилось то, ради чего стоит жить! А новости, хоть и с дневным опозданием, дойдут через Мамзелькину…
Лигул, ты слишком мнителен, ты предусмотрел далеко не все, даже сейчас я это вижу. Но мне выгодно, чтобы ты был уверен в том, что ты побеждаешь. Радуйся, пока можешь, теш свое самолюбие моей ссылкой, я не против...
Мне давно хотелось отдохнуть, а время для стражей – почти ничто, если не обращать на него внимания.
К тому же здесь, если мне не изменяет память, находятся мои старые рисунки, с прошлого долгосрочного визита. Посмотрим, не разучился ли я творить!..
Вы думаете, забрав меч, повергли меня в уныние? Не льстите себе. Я могу и потерпеть без него немного. Для многих тренировок артефакт не нужен, а напасть на меня все равно никто больше не осмелится.
Лучше пока подумать вот над каким вопросом… Я ведь просто оттягиваю момент, но когда-то это произойдет, так или иначе…
Я знаю, что все сложится в мою пользу, просто знаю это, горбун. Ни ты, ни твоя воспитанница никогда не сможете этого понять!..

- Что значит, Мефодий уехал?! Дядюшка, а ты редкая сволочь! Ты клялся, что сделаешь так, что он в меня влюбится, а вместо этого отправляешь его в это логово, не сказав мне ни слова! – Слова вырываются изо рта шоколадного юноши, а в это время темноволосая худая бледная девушка с алыми губами, отчаянно жестикулируя, в щепки разносит тронный зал. А ближе к стене, с дальней стороны, горбатый карлик, ухмыляясь, поглаживает подбородок…

Глава  5.

- Вот везет мне на ненормальных! Сначала Прасковья, теперь это милое создание! Шиза косит наши ряды, медленно и уверенно! Куда я попал? Если они все тут такие, мне будет офигенно! Нилб, тихо как! Точно вымерли все! И птицы замолкли…
Неспроста это… - Меф резко оглядывается, но замечает лишь как качнулись кусты. Парень перешел на бег трусцой, оглядываясь на шорохи за спиной. Сзади не отставали. Мефа смущало, что он не мог заметить, кто это. Ну, а бегать с мечом наголо тяжеловато будет.
Как известно, в таких случаях из-за угла появляется весьма популярный в наши дни Его Величество Закон Подлости Первый и Единственный. И в этот раз он решил навестить Мефа, когда тому в очередной раз вздумалось обернуться.
- Ах, ты!.. *побежала строчка цензуры*  - Меф, зацепившись ногой за корягу и совершив великолепный пируэт, плюхнулся на землю. В то же мгновение из кустов взвилось нечто, отдаленно напоминающее гибрид льва, собака и, вероятно, птицы, судя по пестрым зеленоватым чешуйчатым крыльям. Рефлекс надежнейшая веешь, но сейчас и она не смогла помочь Мефу. Он оказался придавлен довольно тяжелой тушей к земле, и скалящая бритвенно острые клыки морда уже склонялась над ним. Меч, возникший в руке, слабо скользнул по крыльям, не причинив им ни малейшего вреда.
- Лион, ко мне! Место!.. Молодой человек, вы целы? Прошу простить меня, я слишком поздно заметил, что мой помощник сбежал… Давайте руку, я помогу вам подняться! – Отогнавший зверя мужчина протянул Мефу жилистую ладонь. Когда Буслаев встал, его спаситель стал смахивать с него дорожную пыль. Меф украдкой разглядывал незнакомца.
Еще не стар, но уже и не молодой. По лопухоидным меркам лет пятьдесят – пятьдесят пять. В изначально рыжие волосы до плеч уже забиралась седина, вкрадываясь с висков, на которых было уже по несколько прядок. Добрые, лукавые морщинки вокруг карих глаз, несколько складок на лбу и на щеках. Ласковая улыбка тонких губ. Одет в старый латаный кожух. За спиной висит котомка, из которой торчит какая трава. Видавшие виды ботинки покрыты чем-то, напоминающим тину. Чуть сгорблен, но от возраста, не от жизни.
- Еще раз извините меня за причиненное неудобство! Давайте знакомится! Меня зовут Мирослав. Я, можно сказать лекарь, здешний травник. Живу в лесу, далеко отсюда, где не Королевский Заповедник, а Черные Чащи, никого не обижаю. Травку вот лечебную ищу. А мой друг Лион мне в этом помогает…
А вы кто будете? Давно я не встречал здесь молодых ребятушек, все больше рыцари королевские шныряют, зверушек отстреливают…
А куда путь держишь, милый мой?
- Меня зовут… Сет Милком. Очень приятно с вами познакомится! Заблудился я немного. Иду к дворцу. Подскажите дорогу, будьте так любезны!
- Ай-яй-яй, юноша! Нехорошо обманывать старших! Я же вижу, что ты не здешний, к тому же называешься таким чудным именем, причем так, будто оно и не твое вовсе. И, прости мое любопытство, зачем тебе во дворец? Там очень жестокие подлые люди, они других-то и за людей не считают. Ты парень добрый, я вижу, у меня глаз наметан, так что ж ты хочешь стать, как они? Бездушными марионетками?
Да и заблудится такой, как ты не мог. Только, если действительно дороги не знает! Я тебе зла не желаю, так что не ходу во дворец, ты, молодец, вон, сильный какой, для тебя любая работенка – тьфу! А там пропадешь, милый! – знахарь все лопотал и лопотал, а сам зорко посматривал на Мефа. Тот вдохнул:
- Укажите дорогу, а я уж сам разберусь, как мне быть!
- Ну что ж. Видишь высокую иву? Иди до нее, не сворачивай, на обманки не ведись, а там увидишь! До встречи! Ведь мы оба знаем, что случайных встреч не бывает! Удачи тебе, Меф! – Травник исчез, словно и не стоял рядом с парнем.
- Что? – дернулся Меф…

Корнелий почти бежал, уже и не рассчитывая прибыть вовремя. Он объездил многие места, где мог потерять свиток. А теперь торопился, чтобы извинится перед Варварой. Связной очень надеялся, но мало верил тому, что Варвара, как и любая девушка, опоздает на пять минут. Так, для приличия. Чтобы заставить парня почувствовать радость встречи, но не замучить его ожиданием. Связной буквально как на крыльях долетел к кафе. Куртка была расстегнута, шарф трепался на вновь хлещущем ветру. Дыхание сбилось. Корнелий по мере сил выравнивая его шагнул за двери… И остолбенел… У него внутри все словно остекленело и как от удара брызнуло осколками…
За дальним столиком сидела Варвара, мило улыбаясь какому-то парню. Заметив Корнелия, она одарила его усталым взглядом и призывно помахала рукой, подзывая. В то же время, как парень, кивнув ей, поднялся и ушел через другой выход.
- Опаздываешь, зоркоглазик! Тебе не говорили, что это невежливо. И это если учесть, что и я опоздала на три минуты! Вначале думала вообще не ходить, если бы не это! – Варвара извлекла из сумки немного примявшуюся бумагу и подтолкнула ее по столу к Корнелию. – Какой ты, блин, рассеянный! Пока! – С этими словами девушка поднялась и вышла. Корнелий несколько мгновений соображал, что произошло, тупо глядя на свиток с пометкой «чрезвычайно секретно», а потом, подхватив его, кинулся вслед за Варварой…

Глава 6.
- Присядь, Аида. Признаться, я ждал тебя раньше, трудолюбивая ты моя. Как насчет рюмочке медовухи?
- Здравствуй, Ареюшко! Заработалася совсем, и не говори! Прям минутки передыхнуть нетути. Вот только тебя повидать и успеваю! А медовушка хорошая? – старшой менагер некроотдела задумчиво прищурилась, прикидывая перспективы.
- Обижаешь! Отличная! Что там нового произошло, расскажешь? Какие новые аферы придумал горбун?
- Да кто ж мне, горемычной, докладаться буди-и-ть, милай мой!
- Ты пей, пей, Аида! Пей и рассказывай!
- Ну что ж я тебе скажу, даже не знаю. Все чин-чинарем, все ить по-прежнему! От Мефа твоего ни слуху, ни духу, что не могёть не радывать. Случись чаво, Лигул бы трезвонил во все колокола! Доченька твоя, красавица, жива - здорова, ни о чем не догадывается. Тесак свой в сумке все таскает, а связной-то светлый за ней все вьется!
- Что?! – стул отлетел прочь оттого, что Арей резко вскочил и, опираясь на стол, приблизил свое лицо к сухонькому личику Мамзелькиной. Обои на стенах начали тлеть, бумага сворачивалась от жара. – Что ты сказала?!
- Да что слышал, Ареюшка. Она его… кхе, отшивает пока что, но не равнодушна к парню, ой, нутром чую, не равнодушна!
- Что ты несешь?! Да я его!..
- Ну и дурак будешь, рубака ты непонятливая!
- Почему это? – Арея эти слова неожиданно охладили.
- И-и-и, ну значит не время тебе еще понять это! Одно тебе скажу, помысли тута, как Варварушке объяснять все будешь. Можешь даже это… о! Речь написать! Ты ведь так и так щас не занят… Ой, работа моя нелегкая!.. Пора мне, Ареюшка, голуба моя! Через нядельку я к тебе загляну…
- Эй, еще не все рассказала!.. Тьфу, не успел, ушла! Ну, Аида!..

- Ты куда это собралась, девочка моя? – Какой холод и сталь звучат в словах. Но девушку это не сильно напрягает. Она сейчас всецело во власти эмоций и потому вырывает свою тонкую кисть из цепких пальцев и разъяренно оборачивается. Хохот, пронзающий даже предусмотрительно выставленную защиту. Довольная кислой миной и.о. Повелителя мрака, Прасковья, набегу застегивая курточку, бежит прочь по коридору. Она знает, как надо поступить и любой ценой добьется цели!

Они забрали мою флейту! Как они посмели?! Они говорят, что мой час еще не настал, просто не понимают, что флейта не только оружие… Как мне быть? Сколько еще сидеть в этой душной клетке-камере, выполненной точно под меня. Чтобы сидеть, поджав колени и преклонив голову, на большее места не хватает. Душный мешок. Разумеется, здесь нет даже крошечного окошка, только камень окружает меня. Он будто придавливает и подавляет мою сущность… «Не смей расслабляться и жалеть себя, номер один-три-ноль-шесть-шесть!» - Прозвучал внутренний голос. И почему-то тоном в этот раз напомнил Ратувога. Даф улыбнулась, несмотря на то, что ситуация располагала к противоположному. Светлый страж опустила голову на руки и попыталась заблудиться в воспоминаниях…

- Варвара! Подожди! Ну куда же она пошла?! – выбежавший из кафе Конелий заозирался по сторонам. Наконец вспомнив про способности светлого стража, определил нужный переулок. Дважды свернув, связной увидел Варвару, заворачивающую за угол. Корнелий побежал так быстро, как мог. Задыхаясь, он ухватил ее за рукав, притормаживая. Варвара руку вырвала, но уходить не стала и, постукивая ботинком по асфальту, ждала, когда Корнелий придет в себя на столько, что сможет внятно изъясниться.
- Спасибо… тебе… за… свиток… Ты меня… просто спасла… А что за парень был с тобой? – внешне равнодушно спросил Корнелий.
- А тебе не все ли равно, зоркоглазик? С каких это пор я должна перед тобой отчитываться?
- Не все равно! – Связной, вздохнув, отвел взгляд. Варвара, если и удивилась, конечно, то виду не подала. В ее глазах запрыгали веселые смешинки.
- Да ты ревнуешь, че ли? Докатилась, всякие ботаны за мной таскаются! Ну, словом, чтоб не нарушать твой душевный покой – это был Влад, мой друг, по диггерству. Он, типа, группы организовывает иногда. Ну, чайникам помогает. Я с ним давно знакома. Мы столько залазов с ним обошли. Он, можно сказать, лучший в этом деле в Москве. Я его, правда, уже три месяца не видела, а вот теперь встретились… А ты че подумал, зоркоглазик? 
У Корнелия отлегло от сердца:
- Да-а, так. Примерно то же самое… «Ой-ой, врать нельзя! Дядя прибьет!»
- Ну-ну. Я так и поняла. Все, топай отсюда, все равно на свидание с тобой я бы не шла – Варвара, легонько толкнув Корнелия плечом, двинулась дальше, а связной, сбитый с толку, побежал доставлять свиток адресату…

Глава 7.

- Сюда, Ваше Превосходительство! Пройдемте, Их Величества уже ждут Вас. Господин Милком, почему же вы не предупредили, что приедете? А так пришлось вам блуждать по лесу! – Местный генерал, лично выбежавший встречать Мефодия, лебезил и так и сыпал любезностями. Низенький и толстенький, на голову ниже Мефа, он создавал комично-приторное впечатление, необычайно раздражая Буслаева. И потому, как только он увидел огромные двери, ведущие в тронный зал, он без колебаний распахнул их. И замер…
На него уставились не меньше сорока пар глаз…
По обе стороны от двери сидело по двадцать пышно разодетых господ. В конце просторного зала стояли два шикарных трона. На одном из них сидел сурового вида король, в пурпурной мантии и короне, украшенной бриллиантами, а по левую руку от него сидела хрупкая женщина с красивыми зелеными глазами и каштановыми волосами. А за спинкой трона стоял высокий худой мужчина с залысинами, одетый в плащ, испещренный рунами. В руках он держал посох. «Не иначе придворный маг», - подумал Меф, но тут их взгляды скрестились. Холодный, леденящий, принизывающий, безжалостный, властный. И ненавидящий всех и вся. Да Лигул ласковее смотрел!
И вот он заговорил, спокойно и непринужденно:
- Ваши Величества, позвольте представить Вам графа Сета Милкома, того самого, о котором мы все так наслышаны. Да-да, господа, это тот самый Милком, семья которых издавна жила в Заоблачном Крае. – По залу прокатился вздох и шепот. Меф изо всех сил старался не выдать изумления, так как этот маг не мог его знать. 
- Признаться, я думал, что вы, Сет, немного старше. – Твердый голос короля раскатился по залу. Присаживайтесь. Мы весьма польщены, что представитель вашего, граф, славного рода, посетил наше скромное королевство. О вашем мастерстве ходят легенды. Я думаю, вам будет о чем поговорить с моим придворным магом Локки. К сожалению, мои девочки опять опаздывают, но садитесь же скорее. Нужно ввести вас в курс сложившегося положения между Неозардом и Заоблачным Краем?
- Буду рад услышать вашу версию, Ваше Величество. – Меф проклинал про себя Лигула, решив, что сейчас лучше не прибегать к прямым ответам. Он также надеялся, что не выдаст себя каким-то грубым нарушением этикета. Зал снова загудел. И в тот момент, когда король начал…
- Как вам известно, Сет… - Двери распахнулись. С идеально прямой осанкой, словно проглотила шест, в залу прошла высокомерного вида девушка в шикарном алом шелковом платье с глубоким разрезом от середины бедра. Вздохи восхищения прокатились по залу. Девушка не была совершенством, но какой-то манящий шарм в ней был. Стройная, белокожая, с волосами с красным оттенком и безумно притягательными глазами, она прошествовала, высоко приподняв подбородок, давая возможность полюбоваться немного длинноватой шеей и оценить всю красоту ее лица.
- Франсуаза, ты заставила меня поволноваться, дочь моя! Позволь представить тебе нашего гостя – графа Сета Милкома! – Франсуаза равнодушно, даже скучающе, скользнула взглядом по Мефу и протянула руку для поцелуя. Ее кожа была почти прозрачной, наверное, ей редко случалось видеть живой солнечный свет, но бархатно мягкой и чуть… солоноватой, как показалось Буслаеву, на вкус. Движения были очень изящны, выверены, доведены до автоматизма.
- А что, твоя сестра, Стела? Я надеюсь, она осчастливит нас своим присутствием?
По лицу Франсуазы пробежала непонятная тень.
- Боюсь, что нет, отец. Вы ведь знаете, как она не любит все эти приемы, званные ужины, балы. – Томный тихий голос будоражил Мефодия. Он заметил, что до сих пор молчавшая королева, вздохнула.
«Что-то с ними всеми не так», - подумал Меф и отхлебнул из услужливо предложенного ему бокала с красным вином…

- Нет, ну ты представляешь, этот, с позволения сказать, светлый страж, ухитрился посеять важный документ! Одно радует, что он нашел его до темных!
- Ясно, а Дафна здесь при чем?
- А при том, что там Троил предупреждает об опасности, грозящей Даф, а я не могу ее найти! Просто последнее время она очень ловко блокировалась, потому как не хочет, чтобы в ее чувствах рылся посторонний. Пусть даже и ее Хранитель.  – Эссиорх неловко взмахнул рукой и чуть не свалил чайник. – Прошу прощения… Я подумал, что, быть может, ты мне поможешь отыскать ее. Ира, я очень за нее беспокоюсь. К своему позору, я последние недели был до неприличия эгоистичен и совсем забыл о своих прямых обязанностях!
- Успокойся, Эссиорх! Мы ее найдем!
- Ты не понимаешь! Троил сказал, что вновь объявился орден «Черные Крылья»! А с их репутацией они вполне могли похитить Даф! Мне становится жутко, когда я думаю, что они могут с ней сделать!
- Какой орден?!
- О нем не было слышно уже больше 20 тысяч лет! И вот теперь эта живая легенда снова проявилась. Считалось, что орден пал во время битвы титанов, но очевидно какие-то его последователи сумели воссоздать его, и сейчас он поднимает голову, набираясь сил для последнего решающего броска!...
- Куда мы едем?
- Пока что в районную библиотеку. Там есть замаскированный архив светлых. Может удастся что-нибудь найти, какую-то зацепку о месте пребывания Даф…
 
Глава 8.

Варвара сидела на скамейке и кормила хлебными крошками голубей. Она неосознанно покусывала губу, задумчиво наблюдая за ними. Девушка снова думала про Арея. Ее немного тревожило то, что его давно не было. Уйдя в себя, Варя не сразу осознала, что рядом с ней на скамейке сидит сухонькая старушка в кроссовках с рюкзачком и большим чехлом за плечом. Старушка лузгала семечки.
- Хороша погодка, не так ли, девонька?
- Угу. И че?
- Да так, Варварушка, в такие дни хорошо с семьей гулять, цвяточки нюхать.
- Издеваетесь, что ли? Нет у меня семьи, только, вон, Добряк.
- А чего я знаю, красавица, чего ты не знаешь!
- И что вам нужно?
- О чем ты, милая? – Кажется, Мамзелькина удивилась. Она рассчитывала на другой ответ.
- Ну как же! Можно подумать, вы хотите рассказать мне какие-нибудь сплетни бескорыстно. Ха-ха! На это даже пятилетние сейчас не ведутся!
- Зря ты так со мной, девонька! – В голосе старшего менагера скользнули предупреждающие нотки. Похоже, она была обижена. – Я к тебе со все душой, можно сказать! Ну не хотите, как хотите, барышня. Созреешь, голубка моя сизокрылая, кликни бабусю Аидушку. Я тебе, дитятко, тайну хочу открыть, на свой страх и риск, веришь? А ты вот меня попрекаешь! И-и-эх! Никто меня не любит! – Старушка с неожиданной резвостью подскочила и затопала прочь.
А запоздавший внутренний голос стал нашептывать Варваре, что она зря отказалась от беседы. Девушка решительно задвинула оный на задворки сознание, так как в поучениях, по ее мнению, не нуждалась.
Мамзелькина скрылась из виду. А через секунду к Варваре подошел мужчина. Девушка медленно подняла на него глаза и вздохнула. Его она никогда не видела.
- Че надо, дядя?
Вместо ответа тот, словно клещами, взял ее за руку повыше локтя, и через миг Варвара наблюдала, как к ней маленькими шажками с гаденькой улыбкой на лице торопится отвратительный карлик…

- Что вам надо? Что вы хотите со мной сделать?!
- Не кричи так, ангел мой! Ты разбиваешь мне сердце! Не дергайся, все равно это бессмысленно…
У меня на тебя грандиозные планы, Дафнушка, красавица моя! Я сомневаюсь, что ты своим юным умом сможешь познать всю их глубину. Ты станешь жемчужиной моей коллекции, поверь. Я так люблю непорочных девушек со светлым цветом волос… - Чернокрылый наклонился к ней, чтобы вдохнуть запах ее волос. Положил ладони на ее плечи. Руки черного ангела заскользили ниже, достигли талии, задержались…
Он наклонился, и, не убирая одну руку с талии, второй рукой провел по голени до бедра. Даже сквозь повязку на глазах она словно видела, как мужчина ухмыляется. Внезапно он встал.
- Прямо конфетка! Я еще приду к тебе, моя сладкая! – Сказал он, ущипнув Дафну за щеку, ушел, приказав кому-то вновь запереть Даф…

- Ого! Сколько же тут всего! И как мы, интересно, в этом «скромном» архив будем искать интересующие нас сведения? Сколько всего интересного здесь! Все, я отсюда не уйду, пока все не перечитаю! Ладно, Эссиорх, расслабься, я пошутила! Ты ж знаешь, как я люблю читать. Может, когда-нибудь я вернусь сюда за ответом на свои вопросы… Ок, ты хоть приблизительно представляешь, что нам нужно? Эй, я что, со стеной разговариваю?
- Нет, пойдем к тому стеллажу. Он датирован именно тем промежутком времени, в котором Черные Крылья были на пике своей мощи…

Мефодий вышел в сад подышать свежим воздухом. Солнце медленно опускалось за горизонт, красными лучами прощаясь с природой. Кусты за спиной Буслаева зашуршали.
- Кто здесь? – Он был готов в дюжую секунду призвать клинок. К счастью, этого не потребовалось. Из кустов выбралась та самая девушка, которую он встретил в лесу.
- Я же говорила, что мы обязательно встретимся!
Меф такого не помнил, но пришел к выводу, что с сумасшедшими лучше не спорить, а потому вежливо кивнул. Девушка улыбнулась. Теперь на ней был костюм для конных прогулок. Меф отметил, что она довольно мила собой. Длинные черные волосы, завиваясь, укутывающие девушку шикарным каскадом, заканчивались ниже талии. Глаза, Меф прежде не обратил на них внимания, в последних лучах солнца казались желтоватыми, как у кошки. В них совсем не было безумия сейчас.
- Отставим шутки, Сет. Меня зовут Стелла. Я пифия.
- Кто? – только и сумел выдать Буслаев, так поразили его изменения в голосе девушки. Он стал уверенным и спокойным. В нем не было больше сюсюканья и приторных оттенков.
- Пифия. Провидица, Оракул. Слова не имеют значения, важна только суть…

0

5

Прямо хоть самой себе преду ставь!)) Да, знаю, описания ни к черту!

Глава 9.

- Какого *цензура* вам от меня надо?! Кто вы?!
- Можешь называть меня Лигул. Я…
- А-а. Тот самый горбунок? – Глава канцелярии поморщился. Щелчком пальцев выманил охраняющего его стража из убежища и выгнал вон.
- Аккуратней со словами, дорогая.
- Я тебе не дорогая! Где я? Чего тебе надо?
- О-о, мы уже на «ты»? Это очень хорошо! А теперь непосредственно к делу. – Лигул сделал вид, что посмотрел на свои ногти, а сам украдкой скосил глаза на Варвару. – Я тут вот чего надумал. Не перебивай меня! Так вот, я, мужчина в самом расцвете сил, в достаточно почтенном возрасте, хорошо обеспеченный, с устойчивым положением в обществе, хочу наладить личную жизнь.
Варвара фыркнула:
- Я то-то тут причем? Флаг в руги, барабан на шею!
- Связь самая прямая. Глянулась ты мне, деточка. Выходи за меня. Будешь хорошо жить. Ну, иди ко мне!
Варвара засмеялась. Все громче и громче.
- Да ты, че, совсем охренел, карлик! Тоже мне, жених нашелся! Вон, песок с самого сыплется, а туда же, свадьбы захотел! Не будет этого, я скорее удавлюсь!
- А ты не торопись, дорогая! Подумай! А пока взаперти посиди. Составь компанию Прасковье. Ты не думай, я умею укрощать строптивых. Взять хоть того же Арея.
- Что? С ним что-то случилось? Если да, то я с тобой и голыми руками справлюсь!
- Ба! Какое рвение, какая ярость! Увести ее! – И уже сам себе:
- Жаль, что я не знаю, чем он тебя к себе привязал, но и этого факта мне хватит…

- Что?! Да я убью этого горбатого карлика! Он пожалеет, что не сдох раньше!
- Ишь, как разбушевался! Не старайся. Ты же знаешь, этот блок тебе одному не пробить! – Арей, не обращая внимания на Мамзелькину, продолжал наносить сокрушительные удары по вновь и вновь вспыхивающему препятствию. Он был в ярости. От его прорывающихся эмоций уже вылетели все стекла, а Мамзелькина, как ни в чем ни бывало, сидела в кресле и поглядывала на взбешенного мечника, ожидая, когда он возьмет себя в руки настолько, чтобы осознать, что бессильная ярость и крики ему не помогут. Старший менагер некроотдела даже начала напевать себе под нос, наблюдая картину «Арей против магического блока. Кто сдастся быстрей?» Они находились на специально воздвигнутом балкончике с прекрасным видом на море и на мерцающий барьер.
Прошел час…
- Да когда ж ты угомонишься, Ареюшко?
- Тогда… *бах* когда *бум - бам* убью этого *та-дам* гада похитившего мою дочь! *треск разломавшегося о барьер табурета*.
Мамзелькина прикинула: «Хорошо, что я ему, горемыке, не сказала, чего Лигул хотел от нее, а то даже не знаю, что было бы! И так подручные средства пошли!»
- А ну, отставить крушить имущество! – Кто мог подумать, что эта тихая с виду старушка может так гаркнуть, что первый мечник мрака замрет на месте, тупо на нее уставившись. – Арей, я ж тебе помочь хочу!
- А я-то думал ты за медовухой приходишь! – все еще злясь, прошипел Арей.
- Ой, зря меня обижаешь, вспыльчивый мой! У тебя тута перстенек раньше валялся один, не припоминаешь?
- Ну и что, он бесполезен! Я не смогу отсюда выбраться, даже если найду его!
- Ты дослушай вначале, рубака! К тебе-то можно только двоим единовременно приходить! Даже Лигул не сможет ничего против этого предпринять! – Как и случалось в такие моменты, Мамзелькина переставала выдавать себя за деревенскую старушку, которая «ничаво ни знаит и ни панемаит».  – В твоей-то дочери сила есть, только не проснувшаяся. Но с колечком она сможет к тебе перенестись, заодно и Прасковью прихватить. Я знаю, удовольствия и комфорта с Прасковьей мало будет, зато и Лигул помешать вам не сможет! Дошло, Ареюшко?
Мечник молчал, все еще тяжело дыша. Потом, резко сорвавшись с места, вбежал в комнатку и начал выдвигать ящики комода.
«Вот, хоть чем-то занят будет», - усмехнулась про себя Аида Плаховна.

- Немедленно отпустите меня! Как вы смеете?! Сволочи! – Варвара буйствовала, но троица стражей не обращала на крики внимания, заталкивая ее в камеру. Варвара не устояла на ногах, упав на пол. В камере, больше напоминавшей комнату, было светло. Относительно, конечно. Темные стены подсвечивались дюжиной свечей, стояли стол и два стула. На одном из них сидела недовольная девушка, покачивая ногой и скрестив руки на груди. Варвара узнала Прасковью. Ее было трудно удивить и, потому, когда вспыхнули прямо в воздухе буквы, она лишь чуть вздрогнула.
- Совсем дядя с катушек съехал! Ну хоть веселей будет теперь! Расскажи мне, что произошло с нашими общими знакомыми за последние полторы недели, а? Чтоб хоть поговорить о чем-то…
- И тебе привет. Да ниче особенного, в общем-то. Кроме того, что твой дядя совсем с катушек съехал! – Девушки улыбнулись друг другу и уселись ближе…

Глава 10.

- Вот, Эссиорх! Правда только одна строчка. Смотри: …«Братство Черные Крылья всегда ненавидело обе стороны сил, не упуская шанса навредить им. Именно поэтому они заставляли своих членов проходить ужасные испытания. А обреталось общество, по поверьям, в одном из кругов хаоса»… Все дальше рутинная информация…
- Вот мрак! Никто никогда не находил круги хаоса. Он хорошо защищает свои владения, не представляю, как эти ребята смогли обосноваться в нем! Что-нибудь сказано про сам круг?
- Только то, что посторонним оно открывается в то время, когда Мрак сильнее Света даже днем. Причем нужно оказаться на острове Бога. Высокая колонна любви укажет верный путь с помощью древних идолов. А затем, повинуясь указанию меча, спустится в туннель Иллюзий, идти по пути сосны... Что за бред?!
- Боюсь, что придется нам с тобой этот бред разгадать, чтобы успеть найти Даф…
- Эссиорх, я тогда с Матвеем свяжусь, ладно? Может он что-нибудь посоветует?
- Угу. Может. – Ирка поняла, что Хранитель слабо в это верит, но надежда, как известно, умирает последней.

Мефодий сидел на каменной ограде и слушал Стеллу. С каждым ее словом его брови поднимались все выше и выше. Он проникся к ней симпатией, ведь она хотела ему помочь, и потому пыталась ввести его в курс дела. Стелла говорила, что это нужно для будущих событий, правда отказывалась пояснять, для каких именно.  Девшка рассказывала немного о себе, переключаясь на длительную вражду двух королевств. Ну и понятно, что причину склоков уже никто не помнит. Вот совсем недавно они установили вооруженный нейтралитет. И ему, Сету, придется все улаживать…
- Но как?
- Не знаю, Сет. Именно тебя направил твой клан. Тебе видней.
- Но я не… - В памяти всплыли слова Арея. «Не доверяй никому, мальчик мой! Я не знаю, с чем ты можешь столкнуться, но доверие там точно излишне…»
- Что?
- Нет, ничего. Не обращай внимания. А дальше что было?..

- Ну когда же? Я устал ждать!
- Не торопи, тебе все равно это нужно больше! Как только иллюзия будет готова, я тут же ее тебе пришлю. Только не торопи. Осталась вторая часть…

- Надо же, нашел! А я-то думала, что уже не найдешь!
- Аида, ты правда сделаешь это для меня?
- Да, милок! Ты ж мне друг, хе-хе, и я тебе друг. А друзья всегда помогают, это тебе любой светлый скажет! Давай перстенек-то.
Арей медленно переложил артефакт в сухонькую ручку старушки.
- Вот и славненько! Жди гостей вскоре! И объяснения готовь! У Варварушки магия проснется с активацией колечка. Ты к тому же должен будешь научить ее контролю сил.
- Понял. А объяснения при чем?
Мамзелькина захихикала уже телепортируя:
- Готова она узнать про кое-кого. Теперь готова.
- Аида, не вздумай!
- Кхе-хе-хе!..

- Ой, Праша! А ты, оказывается, классная девчонка! Забей на Лигула! И на Мефодия заодно! Я думаю, ты просто не нашла того, с кем будешь по настоящему счастлива!
- Надеюсь… - Прасковья на миг погрустнела, а затем снова улыбнулась. – А уж как ты отшила наших охранничков, так только ведьмы и стражи могут. Бедные, они такого не ожидали! Ботинком в челюсть, вторым… эм… между глаз! И ребром ладони, чтоб наверняка! А второго захватом через плечо, да так быстро, что я и подбежать не успела! Ты в следующий раз оставь мне одного, я попрактикуюсь!
- Ок. Если еще придут!
Девушки расхохотались. И буквально завалились на стол от смеха. В этот миг послышалось всем знакомое «кхе-хе-хе» и в комнате появилась Аида Плаховна.
- Доброго здоровьица, девоньки! Соскучились без бабушки Аиды?
Смех оборвался. Две пары настороженных глаз уставились на Мамзелькину. Та, нисколько не смутившись, продолжала.
- Ох, девоньки, разве ж легко ссыльным нынче, особенно если никого рядом нет? Вот я и подумала, надо бы вас пригласить к одному моему другу на маяк. А то совсем Арей заскучал.
- К Арею? – Как единодушно. При взгляде на Прасковью можно было понять, что она удивлена. В голосе Варвары прозвучала скрытая радость.
- К нему, милые, к нему. Ну, чего скажете?
- А как он думает нас перетащить через два сильнейших блока? – Это Прасковья.
- Да вот артефактик один у него нашелся. Родственника забрать сможет, а тот и одного, кто с ним?
- Ха, Аида Плаховна! Не дурите мне голову! Меня как-никак Лигул воспитывал. И я знаю, что у Арея нет детей. Его дочь, противоестественное явление для мрака, была убита.
- Это так, отчасти. Прасковьюшка, отойди маленько и ушки закрой. Мне Варварушке пару слов шепнуть надыть.
- Подумаешь. – Тартарианская наследница пожала плечами.
- Да говорите, какая разница-то. – Вклинилась в беседу Варвара.
- А я и говорю. Словом сидели мы с Ареем как-то за кружечкой медовухи. И тут подлетают к Резиденции златокрылые. Скинули Ареюшке свиток и улетели. А письмецо-то было от светлого стража, сообщавшего, что дочь Арея, точнее ее эйдос, возвращен на землю. Да вот не указано было ни имечко, ни возраст, ничего. Обратился ко мне мечник за помощью. Ну а я вот про уникальность эйдоса намекнула да цепочку событий организовала. Словом, нашел он тебя, Варварушка!
- Ничего себе! Вот оно как! – слова вспыхнули в воздухе. А Варвара бессильно рухнула на стул и разрыдалась…

Глава 11.

- Что ты дергаешься, ангел мой! Неужели я такой страшный? – На этот раз с Дафны сняли повязку. Но она была скована этим страшным, холодным и властным взглядом. В нем не было человеческих чувств. Совсем. Даф задрожала.
По больше части от холода, на ней оставили одну алую накидку, да такую, что впору в ней осваивать древнейшую профессию. Она абсолютно не скрывала привлекательных изгибов молодого тела. А черный ангел уже дотрагивался до ее шеи, опускаясь руками по спине.
- Знаешь, милая. Я бы при других обстоятельствах сделал бы то, что любой нормальный мужчина на моем месте. А так, поскольку я ограничен во времени, тебе придется просто мне подыграть. Отказ не принимается, моя голубка светлая!..

- Значит, чтобы найти это проклятое убежище надо тогда, «когда Мрак сильнее Света даже днем, нужно оказаться на острове Бога. Высокая колонна любви укажет верный путь с помощью древних идолов. А затем, повинуясь указанию меча, спустится в туннель Иллюзий, идти по пути сосны». Так, Ирка? – Матвей расхаживал по комнате в Приюте валькирий, нервно массируя себе виски. Эссиорх сидел на кровати, провожая его взглядом. А Ирка стояла возле стола и машинально перекидывала из руки в руку маленькое яблочко.
- Да, Матвей. Но я даже не представляю, что бы это значило, вот в чем загвоздка!
- Не паникуй, сейчас будем думать. Что там у нас? «Когда мрак сильнее Света даже днем»…
Мда… И почему мне на ум сразу приходит Буслаев?
- Что? – Эссиорх вскинул голову, будто его долбануло током. – Точно… Точно… Солнечное затмение. День, когда Луна точно заслоняет от людей солнце. И в такой день Меф получил силы Кводнона. Темную мощь!
Матвей, у тебя нет случайно лунного календаря, чтобы вычислить следующее, оно должно произойти в ближайшее время, я чувствую.
- Увы, нет.
- Ребята, я в глобальную Сеть, вдруг там что-то будет!..
- Так, а мы пока подумаем, где? Остров Бога…
Ох, уж эти туманные загадки! Давай, Эссиорх, помогай мне! Что у нас достойно называться островом Бога? Мадагаскар? Канары?
- Да нет, вряд ли. Скорее тут заковырка во времени. «Черные Крылья» в свое время уважали Грецию, считая ее чуть ли не соей Отчизной.
- Греция. Мифы. Боги…
-Ну да, вот! Как я порой люблю Интернет! Завтра затмение, около двенадцати дня. Мы должны быть в двенадцать… где? – Это вернулась Ирка.
- Да вот думаем, что это место связано с Богами Древней Греции. Хотя и не уверены… Остров Бога…
- Крит, что ли?
- С чего вдруг?
- Ну как же? Крит – Родина Зевса! Главного Олимпийского Бога! Книжки читать надо!
- Ирка, ты – гений! – Матвей заключил ее в объятия, и тут же, кашлянув, отстранился. Ирка покраснела, и вряд ли от «гения».
- Поехали, чего мы ждем? Успеем как раз и осмотреться! Кстати, а где Корнелий?
- Ему в данный момент Троил мозги промывает.
- Это правильно!

- По-че-му? Почему, я вас спрашиваю? Почему он мне не сказал?
- А вот пойдем отсюда, сама и спросишь!
- О да! Спрошу! Спрошу так, что мало не покажется! Где этот артефакт? – Голос девушки дрожал от злости, а глаза были полны слез.
- Возьми. Сосредоточься на Арее. Прасковья поможет завершить перемещение.
- Все будет нормально. – Огненные буквы таяли. Прасковья взяла Варвару за локоть, и они перенеслись сквозь муть красок на старый маяк...

Глава 12.

- Я не верю! Этого не может быть! Он не мог меня предать!
- А предал. И в глубине души ты знаешь это. Каково чувствовать, когда внутри все разрывается?
- Нет, он не мог!..

Меф проснулся. Третий раз ему снился кошмар, который он не мог понять. Буслаев прикрыл глаза и откинулся на подушки, мечтая снова заснуть.  http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-08/thumbs/1249383209_10.jpg
Вчера Стелла впала в подобие транса. Она тогда играла на лире. Он не забудет это безумие в глазах, не то шутливое в лесу, когда ей захотелось посмеяться над ним… А настоящее, когда она хрипло произносила «берегись, за тобой идет живой мертвец, берегись его чар!»
А еще и этот обрывок сна…
Меф услышал тихое пение.
В его дверь постучали.
- Войдите!
- Ты не ждал меня увидеть, не так ли? – Она была очаровательна. Шелковые одежды не скрывали белого тела. Губы чуть приоткрыты, омут глаз затягивал парня, гипнотизируя. Чуть длинная шейка, на которой так соблазнительно бьется жилка. Чарующая улыбка. Франсуаза. http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-08/thumbs/1249655555_vampire_by_mad_ronya.jpg
Она села на край постели Мефа и томно изогнулась. Меф вспотел. Он почти не мог уже сдерживаться. Франсуаза, словно угадав его намерения, подалась к нему.
- Хотела извиниться за свою недавнюю холодность. – Промурлыкала она на ухо Мефу и зарылась тонкими пальчиками в его длинные волосы. Ее губы соприкоснулись с губами парня…
Меф был словно под гипнозом. Он испытывал блаженство и не заметил, как начал отвечать на этот полный страсти поцелуй, а так же то, что на нежных руках появились черные когти, а губу что-то царапнуло…

- Мирослав, мы обязаны его вытащить, особенно, если он тот о ком ты говоришь!
- Я и сам это понимаю, да вот как? Что мы с тобой можем, добрая моя девочка?
- Не вздыхайте, у меня есть план. Но для его осуществления нужна твоя помощь, учитель!..

- Ух, как здесь красиво! Похоже на сказку!
- Романтик! – Вздохнули разом Эссиорх и Матвей.
- Потом налюбуешься еще. Нам еще «высокую колонну любви искать»!
- Да-да, конечно. Похоже у ордена связь с древними легендами. Тогда нам нужно найти что-то связанное с Афродитой, богиней любви.
- Разве не Венерой?
- Матвей, в целях повышения твоей образованности уточняю: Венера – у римлян, в их мифологии.
- Ребята, давайте жить дружно. Что ты знаешь про Венеру, Ира?
- Да считают, что она вышла из морской пены.
- Чудно. Эссиорх, а ну, достань крылышки, да метнись, посмотри сверху наличие каких-нибудь статуй в морском прибое.
- Эх! Тряхну стариной! – Вы когда-нибудь видели байкера, взлетающего на широких крыльях? Вот-вот. А валькирия и Багров увидели. Они смотрели, как Эссиорх делает полукруг, поднимаясь выше, и исчезает за верхушками деревьев. Они остались вдвоем.
Молчание подзатянулось.
- Красиво он летел, правда? – нарушил тишину Багров.
- Да. В такие минуты мне так и хочется отпустить на волю лебедя!
- Э, нет! Даже не думай! Если за волчицей я угнаться мог, то вот за лебедем будет немного затруднительно!
Ирка рассмеялась.
- А было бы забавно! Я б посмотрела на это. Ты такой разгоряченный бежишь по земле, а я…
- Мечтай больше, валькирия! Я умею левитировать, просто не так хорошо, чтоб догнать в воздухе птицу! – И уже серьезно добавил:
- Но полетел бы, если такое случилось.
- Да, я знаю. – Одиночка чуть отвела взгляд.  – Уже Эссиорх возвращается!
- Быстро он.
- Ну так, я ж-таки светлый страж! Кстати, я нашел на побережье статую Венеры. Более того, я нашел еще три последовательно указывающие друг на друга статуи. Решил, что вам тоже надо на них посмотреть. Ирка, я не хочу возвращать тебя из состояния лебедя, поэтому давай ко мне на руки!
- Эссиорх, я в состоянии и сам удержать Иру в воздухе!
- Пусть будет так. – Неожиданно легко согласился Эссиорх. И снова расправил белые крылья.
- Только не урони меня! – Сказала Ирка, когда Багров прошептал заклинание левитации. Матвей только удивленно посмотрел на нее, словно говорил «Как же я могу уронить свое счастье?»

Глава 13.

Губы Франсуазы растянулись в победной улыбке. В ее зрачках полыхнул красный свет, когда Меф целовал ее плечи, шею, грудь…
Потом они еще долго лежали на кровати. Меф и не заметил, как задремал…
Проснулся парень оттого, что кто-то жестким захватом вывернул ему руки.
- Что такое? – Меф спросонья тупил.
- Ты арестован!
- За что?!
- А он даже не знает! За оскорбление их высочества!..

Арей опять метался из угла в угол. Он ждал. И вот наконец стало проявляться голубоватое сияние. Арей замер. Материализовались Варвара, Прасковья и, чуть поодаль, Мамзелькина. Прасковья сразу выдала надпись:
«Рада вас видеть. Но у меня спор с Аидой Плаховной не закончен! Не будем вам мешать!» - и тут же быстро унеслась в другую комнату, не забыв прихватить «старшого менагера.»
Повисло молчание. Варвара смотрела на Арея, прищурив глаза, словно оценивая.
- Ничего не хотите мне объяснить? – Этот тихий спокойный тон насторожил Арея.
- Хочу. Давно хочу, но это так невероятно, что…
- Да куда уж невероятней! Почему, почему вы молчали? Какого черта морочили мне голову?! Да мне… да мне… да мне все равно, что вы скажете! Подавитесь своими тайнами! – И вновь разрыдалась, отвернувшись от отца. Арей впервые в жизни растерялся. Он никогда не знал, как утешают плачущих девушек. Поэтому про сто произнес, обращаясь к Варваре:
- Прости… меня…
Поверь, я никогда не бросил бы тебя у чужих людей, если бы знал, что ты жива. Я тебя очень люблю и пойму, если ты теперь меня возненавидишь. Если скажешь оставить тебя – я уйду…
Прости меня, девочка моя… - И что-то видно было в его голосе, что рыдания Варвары стали стихать. Арей по-прежнему смотрел в пол, ожидая ответа. Он морально подготавливался к самому худшему. И потому был очень удивлен, когда его вдруг обхватили руками и, бессвязно бормоча, зарыдали, уткнувшись в плечо…
- Ну что ты, не плачь, не стоит, - прижав девушку к себе, повторял Арей…

- Ну, ангел мой, улыбочку и стон от боли! Не хочешь? Значит, будет так! – сверкнуло лезвие ножа. Раздался вскрик. – Да, моя дорогая, еще! – Снова вскрик. Для нужного эффекта мужчина загородил собой Даф и снова ударил ножом. Уже было слышно тяжелое дыхание обоих…

- Хм. Мы уже прошли статуи Гермеса, Аполлона и Гелиоса. И теперь осталась последняя – вот эта. Кого она мне напоминает? – Рассуждал вслух Матвей.
- А то! Представь его с усами, в красном камзоле, чуть тучней и со шрамом, рассекающим лицо.
- Эссиорх, ты хочешь сказать, что эта статуя – Арей?! – Ирка была поражена, но это казалось ее правдой.
- Ира, учи матчасть. Арей же был богом войны! Правда тогда его звали Арес, но это сути не меняет. Интересно, а мечник знает, что тут стоит его мраморное изображение, которое должно указать нам путь?
- Не принципиально, на мой взгляд, - выдал ученик волхва. Вон, меч указывает на тот пень, а на нем, я даже отсюда вижу, руна перехода…
Эссиорх пошел к пню. А Ирка на миг задержалась, любуясь статуей. Однако окрик Багрова привел ее в чувства.
- Иду, уже иду. – И они материализовались в страшном туннеле.
- Проклятие, развилка! – Выругался Матвей.
- Раз, два… четыре… семь… Тринадцать ответвлений! Не поленились! 
- Ира, Матвей. Мы должны найти нужный путь. Что это на стенах изображено? – Эссиорх дунул во флейту, создавая искорку света, и подошел к стене. – Руны. Bercanа, Othila, Fehu, Nauthiz, Gebo, Ehwaz, Laguz, Mannaz, Dagaz, Thurisaz, Hagalaz, Inguz, Wunjo…
- Черт, ни одной знакомой! Что они хоть значат приблизительно?
- Да в общем выражают связь с деревьями.
- Пошли туда! – Выпалил Матвей, показывая на четвертый ход.
- Почему туда? – Заинтересовалась Ирка.
- Не знаю. Тот точно вниз ведет просто!
- Зато холод оттуда неимоверный! Нет, боюсь, наобум не получится. У нас нет времени даже на единственную ошибку!
- Погоди, Эссиорх, ты сказал, что это символы деревьев?
- Ну, не совсем так, Ира. Но для простоты, да.
- Символ сосны здесь есть?
- Ты думаешь, нам нужен коридор с руной Dagaz? Он означает сосну…
- Ну не тормози же ты! Нам надо пройти «по пути сосны», вот руны и указывают на него!
- Но сосна – символ света!..
- А орден, насколько я понял, охотно использует символику обеих сторон! Кстати, сосна также - дерево, указывающее путь! http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-08/thumbs/1249730438_84303-jugra.jpg
- Значит, единогласно! Наш коридор восьмой! Мальчики, поторопитесь! А! – В руке послушно возникло копье.
- В чем дело? – Багров мгновенно оказался рядом.
- Да нет, ничего, показалось!
- Похоже, иллюзии дают о себе знать! Сюда так сюда! Надеюсь, я не ошибся…

Глава 14.

- Сет, отзовись! Это я, Стелла! – Тихий шепот слышен ему. Парень поднимает голову и смотрит бездумно, словно сквозь девушку. Та не унимается:
- Сет, ты меня слышишь? Что, уже хоронить пора?
- Пора. – Эхом отзывается заключенный, и что-то видно пугает девушку, она вздрагивает.
- Ну, ты чего? А ну, нос не вешать! Я помогу тебе выбраться. К сожалению, не сейчас, не из тюрьмы. Ты сбежишь, когда тебя поведут на эшафот. У нас строго караются отношения вне брака. – Сказала она, будто извиняясь. Я знаю, можешь не объяснять, она пришла сама, но сделать, увы, ничего нельзя. Возможно, тебя вызволит твой клан. Представители уже здесь…
Ой, сюда идет придворный маг!.. Я еще вернусь, - и она исчезла, растворившись в тенях.
Уверенные шаги гулко отдавались в коридоре. И вот уже сам чародей стоит и, ухмыляясь, протягивает Мефу прямоугольное стеклышко.
- Возьми, отступник. Пусть этот артефакт скрасит твое пребывание в этом убогом, но достойном тебя месте. Не скучай, скоро принесу вторую часть! Ха-ха-ха! Приятного просмотра! – И удалился. «Вот змея!» - Подумал Меф. Но любопытство пересилило ненависть и, сжав в руке артефакт, Меф активировал его приложением силы. Ему тут же стало тошно, захотелось сдохнуть прямо там, на грязном полу темной камеры, в которую не проникал ни один солнечный луч. Он задыхался.
«Как она могла?!» - Его взору предстала Даф. С закрытыми глазами она лежала и тихо постанывала. Потом на «экране» возникло обнаженное мужское тело, точно облитое маслом, благо видно было все только до половины, а точнее даже – до груди. Благо?! «Вот, дрянь! А еще светлая!» Волосы Мефа возмущенно взметнулись. В тот момент ему и в голову не пришло, что это могло быть подстроено, а стоны были совсем не от того…

Идиллию прервал телефонный звонок. Варвара, наконец, отстранилась.
- Здесь есть телефон?
- Чтоб я помнил, что здесь вообще есть!
В дверь постучали.
Выждав для приличия три секунды, что было для нее прогрессом, в комнату заглянула Прасковья. Огненные буквы вновь вспыхнули:
- Арей! С вами дядюшка поговорить хочет. – И протянула мечнику мобильник.
- Скажи, чтоб шел подальше, а еще лучше, что я занят или просто – Бога нет!
- Он настаивает!
Тяжелым вздохом выразив то, что он думает о начальнике канцелярии, мечник взял трубку:
- Да! – рявкнул он. – А больше ничего не надо?.. Что?.. Нет…
Все будет так, как я сказал… Не догадаешься… Да… Какая разница?.. Не твое дело, горбун!.. У меня прямо поджилки трясутся! Придумай что-нибудь новое, карлик. Ты слишком банален!.. – Арей вернул телефон.
- Что он хотел? – Буквы в воздухе и возглас.
- Дурью мается Лигул! – сквозь зубы процедил Арей…

- Никогда больше под землю не полезу!
- Я тоже!
- Главное успеть…
- Да спасем мы, Эссиорх, твою подопечную, спасем!
- Беги, не разговаривай! Вон уже дверь!
- Все, баррикадируем! Эссиорх, давай! Моей некромагии надолго от такого полчища не хватит. Вся окрестная нежить, наверное, за нами гонится!
- Уф, успели! А где мы теперь? – Вздохнула Ирка. – О Боже! Даф.
Мужчины оглянулись. Нет, ее невозможно было ни с кем спутать. Светлые хвосты на полу разметались в чем-то красном… Но что это? Она вся в крови! И крыльев нет на шее. И не видно флейты. Эссиорх кинулся к ней, наигрывая маголодию, опустился на колени. Через пять минут встал. По его лицу текли капли пота и слезы.
- Поздно, ее уже не вернуть.
Ирка уткнулась в плечо Матвея. Тот обнял ее, целуя. Отвернул от тела, сплошь покрытого ножевыми ранениями.
- Человеческий мир лишил ее бессмертия. Она ушла… Не знаю, как сказать об этом Мефу, когда он вернется. Идемте, я не могу на нее смотреть, а в течение часа ее тело исчезнет само, формально она еще страж. – Голос Эссиорха был полон скорби. Он в последний раз оглянулся на Даф, вздохнул и телепортировал вместе с Иркой и Матвеем в Москву…

Глава 15.

Мефодий очнулся. Его взгляд сразу же уперся в новый артефакт, лежащий возле его руки. «Хуже не будет» - подумал Буслаев и активировал его. Он ошибся. Ему стало стократ хуже. Изображения на этот раз не было, но один из голосов, низкий, уверенный, он не мог не узнать. Второй был ему, наверное, не знаком, но этого и не требовалось:
- Ты хорошо поработал. Парень ни о чем не догадывается.
- Да!
- Теперь ты должен отправиться к нему якобы на выручку…
- А больше тебе ничего не надо?
- Надо, Арей, надо... Скажи, что ты чувствовал, предавая ученика?
- Что?
- Неужели, посылая его на смерть, ты не чувствовал ни жалости, ни упреков совести, ни сожаления?
- Нет!
- Может, ты все-таки передумаешь?
- Все будет так, как я сказал!..
Меф швырнул артефакт о стену, он не мог больше этого слушать. Из тени коридора выступила фигура в красивой фиолетовой мантии, расшитой рубинами:
- Ну, как тебе обратная сторона жизни?
- Я не верю! Этого не может быть! Он не мог меня предать!
- А предал. И в глубине души ты знаешь это. Каково чувствовать, когда внутри все разрывается?
- Нет, он не мог!..
- Ты можешь врать мне, но врать себе не сможешь! – собеседник неприкрыто издевался, имитируя сочувствие.
- Проваливай! Убирайся! Вон! Оставь меня!
- А ты заставь! Впрочем, я и сам уйду. Кстати, твой клон очень удивлен, что ты здесь. Они о тебе и понятия не имели. Так что я повеселюсь на казни. Ух, как я люблю такие массовые мероприятия!

- Мда-а, Корнелий. Ну почему ты не хочешь работать, да еще и так упорно? Ну в кого ты такой парящий, легкомысленный?
- В дядю!
- Так значит. Вот и будешь еще двадцать тысяч лет связным мотаться! Кстати, как там Варвара?
- Откуда вы?..
- Знаю, что ты в нее влюблен? Мальчик, кто тебя растил? Я уже знаю все твои уловки! А знаешь ли ты, кто такая Варвара? Она, правда, и сама узнала недавно, но все же?
- Э-э. Человек. Диггер.
- Как?! До тебя еще не дошла информация, что Варвара нашла отца?
- Как здорово! А я причем?
- Тебе, боюсь, придется теперь оставить девушку, потому как отец ее точно будет против.
- Ха! Нет такого человека, который бы устоял перед моим обаянием!
- А он и не будет пытаться. Сразу зарубит.
- Не понял!
- У, ну за какие грехи мне это бестолковое наказание! Отец Варвары – Арей!
- К-как эт-то?
- Да вот так! Думай теперь, что тебе лучше!..

- Сет, вставай!
- Оставь меня, Стелла! Мне и так паскудно!
- Я знаю. Пора идти. Когда пойдешь по настилу чуть подпрыгни на седьмой доске. Она провалится, внизу тебя мороком скроет Мирослав. Выезжайте в лес, он отправит тебя домой.
- Спасибо тебе, Стелла! Но есть ли мне смысл возвращаться?
- Разумеется! Мне Мирослав сказал, кто ты. Так вот, Меф, тебя пытаются обмануть, посеять в сердце гнилые семена сомнения. Отправляйся, хотя бы для того, чтобы в этом убедится!
- А разве меня не будут судить?
- Нет, Мефодий. Я же говорила. Там тебе зачитают смертный приговор и поведут к эшафоту. Седьмая доска – твой единственный шанс! Удачи и… Прощай!

Через час:
- Не могу поверить, что все получилось!
- Молчи, Меф! Береги дыхание!
- Хороший из вас… хе, травник!
- Это так, для прикрытия! Ну давай, удачи тебе во всем разораться!
- До встречи!
Через миг Мефодий стоял, пытаясь осознать, где он. И тут его осенило: район Эссиорха!
- Что ж, вот я все и выясню!

Глава 16.
   
Эссиорх успокаивал разгоряченного, расстроенного Корнелия, когда в дверь квартиры трижды резко позвонили. Хранителю ничего не оставалось, как пойти и открыть дверь. Там стоял Мефодий, выглядевший довольно живописно: разодранная одежда, фонарь под глазом, многочисленные царапины…
- Привет, Меф! Зайдешь? – настороженно спросил Эссиорх.
- Зайду. Хочу поговорить кое о чем.
- Я к твоим услугам. – Вздохнул Эссиорх, предчувствуя неладное. Мефодий, обойдя подвинувшегося с прохода Эссиорха, прошел на кухню. И начал рассказ, то и дело захлебываясь обвинениями… Хранитель молчал, не прерывая, но когда пошли настоящие оскорбления рассказал о том, что Дафна погибла. Меф поперхнулся на середине фразы.
- Как? Когда? – Спросил Буслаев и не узнал своего голоса.
Эссиорх ответил. Мефодий не устоял на ногах и опустился на стул.
- Воды. – Хрипло попросил он. Хранитель уже стоял рядом со стаканом. К сожалению, он не понадобился. Мефодий тяжело завалился на стол – он потерял сознание…
Спустя три дня:

…На маяке было устроено чаепитие, мотивированное тем, что «не все ж медовуху бочками глушить». Совместными усилиями добились того, что Прасковья смогла говорить. У нее оказался довольно мелодичный голос, и теперь она не могла наговориться, развлекая присутствующих. Ей не мешали. А для кое-кого ссылка вообще превратилась в праздник.
- Что-то Мамзелькиной не слышно.  – Сказала Прасковья. И, понятное дело, Аида Плаховна относилась к тому типу личностей, о которых как вспомнишь, так они и приходят.
- Здравствуйте, заждались бабулю. А бабуля-то с новостями! Ареюшко, с каких начать, с плохих или хороших?
Мечник скривился.
- Начни с плохих. Будем как с лекарствами…
- Как знаи-ишь, голуба моя. Из плохих - две. Подставили тебя, друже. Меф тебя чуть ли не своим врагом считает теперь. И вторая… Душехранительница Буслаева нашего погибла-а-а!
Три минуты было выделено Старшим менагером на возгласы и отход от шока.
- Дальше ить уже хорошие! Ссылка твоя, Ареюшко, окончена!
- Чего это горбун расщедрился?
- И-и-и. О ком ты? Про Лигула уже все стражи забыли! Меф отомстил за Дафну, срезав Лигулу дарх, и скоро его коронация, так как, сам понимашь, убийца для мщения или удовольствия в Эдем никогда не попадеть! И теперь точные подробности аферы он никогда… ить… не узнаить!
- Ну что ж. Значит можно сваливать из этой дыры. Или у кого есть желание провести здесь еще денька четыре?
Желающих не оказалось, как и следовало ожидать…

Эпилог.
Все пошло своим чередом. Эмоции и воспоминания размывались, мрачнели… Время делало свое дело, безжалостно отсчитывая секунды. Много воды и крови утекло с тех пор…
Эссиорх вернулся в Эдем. Ему дали нового подопечного, признав, что вины Хранителя не было в смерти Дафны. Говорят, он даже встретил там «свою вторую половинку». Ирка и Матвей все также живут вместе, изредка устраивая друг другу эмоциональные встряски…
Варвара встречается с Корнелием. Когда она заявила об этом решении новообретенному папашке, связной думал, что ему конец. Однако Арей, посмотрев на него и на дочь, почесал в затылке и ответил Варваре:
- Была не была! Ты уж… хм, это… не обижай его!
Сам Арей по-прежнему работает на мрак. Он первый мечник. Однако новый повелитель, хотя и относится к нему лояльно, в персональной аудиенции отказывает уже много лет.
Мефодий? Правление не то что пришлось ему по вкусу, но примирило со многими фактами. Его секретарь не тот, что был при Лигуле, а новый страж, резко взлетевший по рейтингу после пары успешных операций. Только одно смущает порой в нем Мефодия: что когда-то он уже видел эти холодные, леденящие, безжалостные, властные глаза с пронизывающим ненавидящим взглядом…

+1

6

Вауу!
*упал*
Мне очень понравилось!
Написано красиво.
Первая картинка чудесная.

З.Ы. Не возражаешь, если я её возьму себе? :mybb:

0

7

Бери, конечно!))) *для приличия спрашивала?* Спасибо за отзыв!

0

8

Фууухх *вытерла пот со лба*,осилила!!! Не бережешь ты мое зрение,Sigrlinne. Если честно,то мне понравилось. Написано красиво,не рывками. Даже зрения почти не жалко!! Картинки классные. Особенно с коридором)) *или что это такое....*

0

9

Frozen Dream, побереги свое зрение! Кто  меня дальше читать будет тогда, если не ты? :flag:
а фик длинный потому, что уже был полностью выложен на другом форуме(я вроде где-то в шапке поясняла)
Огроменно-громадное тебе спасибо! :blush:  (хотя раскритиковать есть чего и этого чего очень много, к сожалению)

0

10

Ткни меня туда носом и я сразу начну изображать великого критика))

0

11

Да ты че?!! Это все самой перечитывать!!!! Кошмарррр!!!!

0

12

)))). Шутка юмора. Я ошибок не увидела,значит их ИМХО нет.

0

13

Я имела в виду не пунктиационные или орфографические, а самого сюжета, там очень много дырок оставлено, поверь моему опыту))

0

14

Ладно,верю)))

0

15

Сууупер! Я прочитала на одном дыхании, так красиво и подробно написано! Огромное спасибо за этот восхитительный фанф!)

0